ОНИ СТАЛИ ПЕРВЫМИ… (о первых архитектурных строениях Симферополя)

Елена Бондарюк, «Крымская Ривьера»

Крымский город с певучим греческим именем взрослел. И у него, как и у нас, людей, все когда-то было впервые. Год от года облик новорожденного города приобретал какую-нибудь новую, характерную только для него, архитектурную черточку, упоенно выявлял присущие только ему достоинства и нехотя отмечал недостатки (которые наверняка имеются и у других). А главное… Главное с годами у него выработался характер, пристрастия, желание учить и воспитывать своих жителей, привносить в их души духовный свет…




Сегодня у моего Города юбилей. В этот день, задолго до рассвета, я поднимаюсь на Петровские скалы. И оттуда, с высоты, внимательно вглядываюсь в постепенно выступающие из предрассветной синевы знакомые черты. И вот наконец наступил миг, когда по-утреннему скромные лучи июньского солнца отразились в золоте куполов симферопольских храмов, вырывая их из ночи первыми…

Первая православная церковь в Симферополе появилась в год его основания. Полковник Борис Алексеевич Тищев купил у переселявшегося в Турцию татарина домик за 50 рублей ассигнациями и устроил в нем полковую церковь во имя равноапостольных Константина и Елены. Старое здание до наших дней не сохранилось, но несколько лет назад одноименная церковь возродилась на новом месте, в бывшей домовой церкви Поповых, по адресу ул. Октябрьская, 8.
Статский советник, приехавший в Крым в составе комитета «О состоянии Новороссии» (комиссии, учрежденной для разбора споров по землям и для определения повинностей на Крымском полуострове), Павел Сумароков в 1803 году писал, что прибыв в Симферополь, обнаружил «одну русскую церковь в беднейшем татарском домике, устроенную для квартировавшего здесь Владимирского бомбардирского полка». В здании одновременно могло поместиться не более полутора сотен человек.И это в то время как в Симферополе проживало около 400 православных — по свидетельству того же Сумарокова, «жителей мужеского пола дворянства – 66, нижнего сословия россиян – 360».
Выдающийся краевед Арсений Маркевич сообщал, что священник единственной в Симферополе православной церкви был личностью весьма примечательной. До возведения в сан Никита Петровский прославил себя ратными подвигами – когда русские войска штурмовали Измаил, он одним из первых взобрался на фас турецкой крепости, сжимая в обезображенной вражеским ятаганом руке православный крест. За «примерную храбрость» Никиту Петровского всемилостивейше наградили золотым наперсным крестом на георгиевской ленте. Славное прошлое обеспечило Никите Петровскому авторитет среди верующих, его проповеди производили незабываемое впечатление на паству, для военных его слово служило истиной в последней инстанции.
В 1787 году Симферопольскую церквушку посетила Екатерина II. Миниатюрные размеры и бедность местной церкви произвели на императрицу самое негативное впечатление. И она изволила выразить князю Потемкину свою волю о построении первого в Крыму соборного храма, для которого «пожертвовала утварь, впоследствии доставленную в Симферополь» (в 1794 году).
Благая идея Екатерины Великой долго не находила реального воплощения. Сдвинуть дело с мертвой точки помогла неукротимая энергия протопопа Никиты Петровского. До определенного момента протопоп не терял надежду собрать деньги на строительство храма среди своих прихожан. Однако «недостаточные тамошние жители» пожертвовали всего 1200 рублей. И, в 1804 году, привыкший смело штурмовать любые крепости священник настойчиво напомнил Таврическому гражданскому губернатору Д. Б. Мертваго об «обязательстве властей перед православными христианами».
Официальное прошение губернатора, направленное на рассмотрение императора Александра I, свято чтившего память своей царственной бабушки, нашло отклик в высочайшем сердце – на докладе министра внутренних дел В. П. Кочубея о просьбе Д. Б. Мертваго появилась резолюция: «Быть по сему. Александр. С.-Петербург, декабря 23 1805».
Губернский архитектор Карасев разработал проект «вновь предполагаемой в губернском городе Симферополе каменной церкви во имя св. Александра Невского», сметная стоимость которой определялась в 81 тысячу 529 рублей. Не остались без применения и «доброхотные» пожертвования. Губернатор предложил употребить их «на построение небольшой теплой церкви среди обывательских домов на площади…». Церковь возвели на удивление быстро – уже к следующей весне на одной из площадей города красовалась новая деревянная церковь во имя апостолов Петра и Павла (после Крымской войны она была перестроена: на том же месте возвели каменный Петропавловский собор, который сохранился до наших дней). А вот начало строительства Александро-Невского собора в очередной раз пришлось отложить — министр внутренних дел признал проект Карасева «посредственным». Кочубею гораздо больше понравился разработанный в классических формах (и к тому же значительно более дешевый) проект петербургского архитектора Л. И. Руска.
Местом под строительство предполагаемого кафедрального собора избрали пустырь, где некогда располагался полевой Александровский ретраншемент, «сооруженный во время военных действий генералиссимусом князем Италийским графом Суворовым-Рымнинским, бывшим командующим в Крыму генералом». Бытует мнение, что данное место приглянулось академику Петру Симону Палласу. Казалось, что никаких препятствий и проволочек для обретения городом духовного центра больше не возникнет.
Но, спустя пять лет (!), 26 сентября 1809 года, пришедший на смену Д. Б. Мертваго губернатор А. М. Бороздин докладывал правителю Новороссии герцогу де Ришелье, что возведение соборной церкви до сих пор не начато «по причине неявки рядчиков». Бороздин, забыв, что инициатива наказуема, приискал французских мастеров П. Николаи, И. Ферри и Б. Лати. Они обязались не только в сжатые сроки построить храм, но и изготовить иконостас, алтарное устройство, а так же провести ремонтные работы по укреплению Суворовского редута (вала, рвов, каменных мостов с воротами). В начале мая 1810 года при многочисленном стечении народа состоялись торжественные освящение места и закладка храма. Однако за два года французы успели возвести лишь стены и то только до карниза, зато умудрились допустить угрожающий перерасход денег. В 1812 году, когда в пределы России вторглась армия Наполеона Бонапарта, французские подрядчики спешно ретировались из Симферополя. Навсегда.
Прошло еще несколько лет. И Высочайше созданная комиссия констатировала – рекомендованные губернатором Бороздиным «мастера» завершать начатое не собираются, к тому же стены дали трещины и последующего возведения сводов не выдержат, следовательно, «объект незавершенного строительства» следует ликвидировать. Здание разобрали. Виновных наказали — всех членов Симферопольской строительной экспедиции отдали под суд, дело передали в Сенат для взыскания казенных убытков, на имения Бороздина наложили арест.
Исчез «французский» собор, но не исчезла проблема — растущий город по-прежнему нуждался в духовном центре. Спрос, как известно, рождает предложения. Вскоре появился новый проект. На этот раз его автором выступил титулярный советник, петербургский архитектор И. Шарлеман. Император Александр I не только утвердил смету, согласно которой предусматривалось израсходовать на постройку собора более 200 тысяч рублей (с употреблением старого материала из разобранной церкви), но и пожертвовал на строительство храма значительную сумму из личных средств. К тому же, согласно преданию, именно император выбрал месторасположением собора центр городской площади (ныне сквер Победы).
По поручению Министерства внутренних дел России, в то время ведавшего всеми внутренними, в том числе хозяйственными и строительными вопросами, в Симферополь приехал ученик прославленного зодчего А. Н. Воронихина, автор многих загородных ансамблей Петербурга, в частности дворцового комплекса президента Академии Художеств в Марьино,  архитектор И. Ф. Колодин.
12 марта 1823 года, в годовщину восшествия на престол Александра I, после совершения Божественной Литургии в Петропавловской церкви, процессия с крестным ходом прибыла на место закладки храма. Преосвященный Иов освятил место. Таврический губернатор Н. И. Перовский (дед С. Л. Перовской, казненной за организацию покушения на Александра II) положил выгравированную медаль с планом и фасадом церкви в специально подготовленный камень, затем принял от архитектора инструменты, раствор и собственноручно исполнил ритуал закладки первого кирпича. После чего мастера приступили к работе.
Вояжер Ф. Ф. Вигель, посетивший Симферополь в марте 1826 года, писал: «Переехав в брод через Салгир, который почитал я речкой и в котором нашел только быстрый поток, я увидел себя на бесконечном поле, среди которого достраивалась хорошей архитектуры соборная церковь; по бокам же, довольно в дальнем от нее расстоянии, были два двухэтажных каменных здания, присутственные места и странно-приимный дом Таранова-Белозерова: вот весь настоящий Симферополь».
3 июня 1829 году, в день сошествия Святого духа, храм во имя Благоверного князя Александра Невского был освящен преосвященным Гавриилом. Территорию вокруг собора обнесли оградой с четырьмя архитектурно украшенными выходами во внутренний дворик. А. И. Маркевич свидетельствует, что «храм был невелик», и потому « к 1862 году к нему была сделана пристройка с восточной стороны для алтаря, а в 1884 году с западной стороны пристроена трапезная часть с притвором и колокольня». Пятиглавый храм с фасадами охристого цвета, расположившийся на перекрестке будущих улиц Большой Перекопской (называвшейся впоследствии Полицейской, Екатерининской и, наконец, Карла Маркса), Московской (затем Долгоруковская, ныне Карла Либкнехта) и Александро-Невской (ныне Розы Люксембург), величественно возвысился над окружающей застройкой, напоминая людям о существовании вечных ценностей.
В конце 50-х годов XIX столетия появилась самостоятельная Таврическая епархия (ранее православные церкви Таврической губернии входили в состав Херсонской епархии). Первым управляющим Таврической епархии стал епископ Алексий, настоявший на необходимости учреждения первых в Крыму духовного училища, женского епархиального училища (в первые годы существования – училище для бедных сирот и девиц духовного звания) и духовной семинарии.

Уже почти совсем расцвело. Волной нахлынули воспоминания и легкое сожаление о том, что из памяти незаметно стерся мой первый класс в моей самой выдающейся (как только можно было именовать ее средней?!) школе. А первый курс исторического факультета в Таврическом национальном… Авторитетные профессора, студенческие дискуссии, поклонение седой Клио…
Первое в Крыму высшее народное училище, состоявшее из четырех классов, открылось в Симферополе 10 июля 1793 года. Основанием послужил указ Екатерины II от 5 августа 1786 года. Как справедливо считает А. И. Маркевич, внимания заслуживает тот факт, что смотрителем училища некоторое время являлся известный писатель, член российской академии князь Д. П. Горчаков. Училище разместилось в доме, десятью годами ранее подаренном подполковником Д. Е. Лесли приказу общественного призрения. Дом находился в начале нынешнего Совнаркомовского переулка (в этом же здании первое время находилась гимназия).
Первоначально училище находилось в ведении Таврического областного правления, затем подчинялось Новороссийскому приказу общественного призрения. В 1806 году школы Таврической губернии перешли в ведение Харьковского учебного округа. Вскоре, когда Училищный комитет своим решением преобразовал Симферопольское училище в уездное, появилось особое отделение для обучения крымских татар. Вместе с ними восточным языкам (татарскому, турецкому и персидскому) могли обучаться все, изъявившие подобное желание.
Таврический губернатор Д. Б. Мертваго в отношении на имя попечителя Харьковского учебного округа С. О. Потоцкого отмечал особую ценность народного училища «для татарского населения в деле приобщения к интересам Российского государства», поскольку «даже мурзы не имеют никаких знаний и многие из богатейших грамоты не умеющие и даже языка русского не понимающие не могут споспешествовать установлению порядка», следовательно «необходимо учить их, особенно детей мурз, вместе с дворянскими детьми».
На публичные (выпускные) экзамены, как правило, приглашали первых чиновных лиц. К примеру, 17 мая 1810 года «акт» посетил Новороссийский генерал-губернатор дюк де Ришелье, который остался чрезвычайно доволен «успехами учеников, особенно татар, которые после обучения русскому языку в течение всего трех месяцев умели уже читать по-русски». Окончившие курс уездного училища поступали в гимназию.
Первая в Крыму Таврическая гимназия (впоследствии Симферопольская мужская гимназия) появилась в царствование императора Александра I, во время Отечественной войны, 1 сентября 1812 года.
В 1825 году Городская дума по ходатайству губернатора Нарышкина, «отвела в пользу гимназии часть городской земли, примыкавшей к Салгиру и смежной с гимназическими зданиями, и на этой земле предположено было развести ботанический сад для практических занятий учеников гимназии в естественных науках». Территория, принадлежавшая гимназии и уездному училищу, простиралась от Салгира до Полицейской улицы. В дальнейшем Симферопольская мужская гимназия перекочевывала с место на место, пока за казенный счет не было куплено новое здание – дом уездного предводителя дворянства А. Э. Ревелиотти (ул. К. Маркса, 32, где ныне размещается Симферопольская гимназия №1).
В 1859 году учителя Симферопольской гимназии Бобровский, Стратонов и Федорченко ходатайствовали об открытии в здании гимназии первой в Крыму воскресной школы для людей рабочего класса всех возрастов. В сентябре 1860 года губернатор Жуковский предписал думе устроить собрание купцов, мещан и ремесленников для «совещания о поддержке воскресной школы». Первое время школа существовала на пожертвования учителей гимназии, но с увеличением числа учащихся этих средств стало явно не хватать. По просьбе директора училища, власти разрешили сбор на нужды воскресной школы.
Идея открытия в Симферополе первого в Крыму женского учебного заведения, по свидетельству Ф. Лашкова, принадлежит дворянству. В 1860 году дворянское собрание, согласно с изъявлением Высочайшей воли об учреждении женских учебных заведений, внесло предложение «установить особый полупроцентный сбор с доходов дворянских имений для устройства женского училища в Симферополе и ходатайствовать об его открытии». Благодаря директору Симферопольской гимназии В. Н. Далю и А. Э. Ревелиотти в 1865 году «с целью подготовить учениц для ожидаемого училища» была организована частная школа грамотности для девиц. А 14 октября того же года поступило долгожданное разрешение на открытие в Симферополе женского училища 1-го разряда. Ввиду незначительности средств на помощь новому учебному заведению пришла мужская гимназия – преподаватели согласились вести занятия бесплатно… в течение двух (!) лет. По истечении этого срока выплату пособий единственному тогда женскому учебному заведению назначили Таврическое губернское и Симферопольское уездное ведомства. С 1871 года стал помогать гимназии и город. 
Не одно десятилетие занимал местные общественные круги и не один год являлся предметом специальной разработки вопрос о создании в Крыму высшей школы. В ходе предварительной разработки всесторонне выяснялся наиболее отвечающий особенностям Крыма тип учебного заведения. Роль своеобразного катализатора сыграло то, что в мае 1918 года Киевский университет Святого Владимира открыл свое отделение в Ялте и направил на полуостров большую группу профессоров. В конце сентября этого же года Ялтинские отделения перевели в Симферополь, а 14 октября состоялось торжественное открытие Таврического университета, ставшего первым высшим учебным заведением Крыма. Разместился Таврический университет в нескольких зданиях бывшего военного госпиталя (на улице Студенческой), в бывших семинарии (улица Героев Аджимушкая, 7) и женском епархиальном училище (на месте нынешнего Крымского медицинского университета). Ректор Владимир Иванович Вернадский в 1920 году так определил задачи университета: «Собрать, поддержать, поднять оставшихся в Крыму ученых и сохранить их для России, которая начала сознательную творческую работу». В последующих изменениях названия этого вуза как в зеркале отразилась политическая история полуострова: 1921-1925 годы – Крымский университет им. М. В. Фрунзе; 1925-1972 гг. – Крымский государственный педагогический институт; 1972-1999 гг. – Симферопольский государственный университет им. М. В. Фрунзе; с 1999 года – Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского (в наши дни главные корпуса университета расположены по адресу проспект Вернадского, 4).

Солнце вот-вот начнет свой новый, ежедневный обход. Передо мной как на ладони весь город. Помниться кто-то когда-то назвал его «умственным центром Крыма»…
Первый в Крыму государственный архив – архив Таврической губернии – был основан, в конце 80-х годов XVIII столетия. Часть архивных материалов находилась в здании, сооруженном в 1784-1787 годах, и позднее, в 1829-1832 годах, перестроенном архитектором И. Ф. Колодиным (ныне — Р. Люксембург, 13). Остальные документы хранились при областном правлении (ныне – Р. Люксембург, 15). В 1791 году число документов стало настолько велико, что пришлось содержать специального архивариуса, а еще через пять лет перевести все архивные материалы в дом штабс-капитана И. Е. Нотары (ныне – ул. Пушкина, 6). В мае 1832 года архив переехал в новое, специально построенное здание. Но во время Крымской войны по указанию губернатора В. И. Пестеля архив вывозился за пределы города. Для этого понадобилось 1000 (!) подвод. По окончанию войны документы возвратили на прежнее место, однако состояние хранения и полное отсутствие какой-либо систематизации затрудняли работу с архивными фондами. И это еще не самое страшное. Еще через некоторое время над фондами нависла действительно серьезная угроза – архивные материалы рыночные торговцы продавали на вес, пудами. Их клиентами были отнюдь не ученые, а обойщики. Так в 1883 году при слиянии Таврического и Екатеринославского управлений государственных имуществ  «налево» реализовали до 300 пудов дел, четыре года аналогичным образом пропали еще несколько сот пудов дел Окружного суда. Ценные документы спасли основатели первой крымской организации, преследовавшей исключительно научные цели, Таврической ученой архивной комиссии, созданной в 1887 году. А. Х. Стевен (сын основателя Никитского ботанического сада), И. И. Казас, А. И. Маркевич просмотрели более 150 тысяч дел, отобрав для постоянного хранения 10 тысяч. Ученые познакомились с содержанием практически всех местных архивов, например, архивов губернского правления, канцелярии губернатора, духовной консистории, старо-крымской ратуши, осуществили первичную обработку документов сосредоточенного архива упраздненных судебных учреждений при Симферопольском окружном суде. Некоторые из наиболее важных документов (указы Екатерины II, ордера Потемкина Таврического, камеральное описание Крыма и другие) обнародовались в издававшихся Комиссией  «Известиях». Материалы, представляющие научный интерес, отправлялись на хранение в возникший при Комиссии первый в Крыму исторический архив.
Комиссия имела свою собственную библиотеку, которая состояла из пожертвованных учеными учреждениями и обществами изданий, а так же литературы, полученной в обмен на «Известия». Кроме этой библиотеки, Комиссия располагала библиотекой Таврического земства «Таврика», открытой еще в 1873 году и состоящей в то время из 552 наименований специализированной литературы. Ныне библиотека «Таврика» располагается в здании Крымского республиканского краеведческого музея (ул. Гоголя, 14). Ее фонд насчитывает около 40 тысяч томов, среди которых наибольший интерес вызывают признанное самым полным собрание научной литературы о Крыме и старинные фолианты на русском и иностранном языках. Газетный фонд включает в себя около 10 000 экземпляров газет и журналов, среди них и выходившая с 1838 года первая крымская газета «Таврические губернские ведомости».
Вторая половина XIX века была богата на «научные открытия». В 1868 году в Симферополе открылось первое в Крыму ученое общество — Таврическое медико-фармацевтическое, преобразованное впоследствии в Симферопольское общество врачей. Общество издавало научные труды и протоколы заседаний.
В ноябре 1883 года в Симферополе начал функционировать Отдел Императорского российского общества садоводов, который возглавил А. Х. Стевен. Деятельность первой в Крыму организации, ставившей перед собой научно-практические цели, была направлена на изучение местных условий садоводства. Изучение сельскохозяйственных вредителей, поиск мер борьбы с ними, исследования перспектив разведения в Крыму новых культурных растений (например, табака), обсуждение вопросов об урегулировании использования проточных вод, о лесоразведении в степных районах Крыма, о развитии травосеяния и шелководства – все эти темы служили предметом постоянных обсуждений заседаний Отдела.
При Отделе существовала специальная библиотека, состоящая из 390 томов «разных книг по сельскому хозяйству вообще и журналов как на русском, так и на иностранных языках».
Первая в Крыму городская общественная библиотека открылась в Симферополе в апреле 1834 года. Она была создана на основе пожертвований горожан (600 книг). В 1839-1840 годах общественную библиотеку преобразовали в Симферопольскую губернскую публичную библиотеку. Но просуществовала она недолго: часть книг перешла во владение городского клуба, другая была подарена Симферопольской мужской гимназии.
Правитель дел Таврической ученой архивной комиссии Ф. Ф. Лашков в 1890 году указывал на то, что «город не имеет своей библиотеки». Правда, в городе существовало лишь несколько специальных библиотек: при симферопольской мужской гимназии, при таврической духовной семинарии и ученическая библиотека. Читающая публика могла утолить духовный голод и в нескольких частных библиотеках. Например, библиотеке при городском клубе и библиотеке Туманова.  Первоначально, так называемая, библиотека Туманова принадлежала купцу Койлю (располагалась при его книжном магазине, который находился в доме купца Черкеса на Полицейской улице), затем перешла к Бергу, имевшему ряд домовладений и участков в центре Симферополя, от него — владельцу типографии Спиро. А в конце 70-х годов ее купил общественный деятель С. Б. Туманов. Незадолго до смерти Туманов составил завещание, согласно которому его библиотека передавалась в городскую собственность.
14 октября 1890 года в торжественной обстановке в Симферополе второй раз открылась бесплатная городская общественная библиотека. Книжный фонд библиотеки составлял около 4000 книг, к началу ХХ века – 18 000. выписывалось 24 журнала и 17 газет. При библиотеке учредили бесплатную городскую читальню, названную «Тумановской».

На том месте, где я сейчас стою, много столетий назад суетились, созидали и, так же как мы, ежедневно встречали солнце скифы, жители древнего Неаполя. Сейчас здесь растет трава, а частички некогда кипучей жизни стали музейными реликвиями…
Симферопольские музеи начали зарождаться при «особых учреждениях и не составляли городского состояния». Один состоял при Симферопольской мужской гимназии, другой – при Таврической ученой архивной комиссии.
Еще в 1877 году А. Х. Стевен на губернском земском собрании внес предложение о «создании собрания естественно-исторических предметов». Губернская управа разослала в учреждения и частным лицам письма с просьбой прислать различные естественно-исторические предметы. Помогли и «сведения о вещественных памятниках древности», собранные Архивной комиссией. Благодаря частным пожертвованиям (А. Х. Стевен и другие инициаторы создания музея предоставили чучела птиц, окаменелости, минералы и многое другое) и содействию Императорской археологической комиссии к началу 1889 года собралось порядка тысячи предметов, найденных в пределах Таврической губернии. Экспозицию Симферопольского музея древностей (с 1907 года музей разместился в новом корпусе земской управы, построенном на месте обветшавших строений Долгоруковской площади, исторического центра города) дополняла небольшая коллекция монет, привезенных из-за пределов Крыма.
В середине 80-х годов XIX века возникла идея создания естественно-исторических музеев при губернских земствах. По инициативе Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей была избрана особая комиссия для разработки проекта устава губернских земских естественно-исторических музеев под председательством К. Е. Марклина.
В 1883 году по предложению профессора К. Ф. Кесслера Таврическое земство попыталось организовать «учреждение, по задачам подобное естественно-историческому музею» — Крымский комитет при Императорском Санкт-Петербургском обществе естествоиспытателей. В его задачи входили научные исследования Крыма в области ботаники, зоологии, геологии. К сожалению, Комитет просуществовал недолго.
В 1892 году Таврическое земство учредило должность губернского энтамолога. Эту должность занял профессор-энтомолог С. А. Мокржецкий, обширная коллекция которого положила начало будущего музея. Спустя три года появился энтомологический кабинет, разместившийся в двух комнатах земской управы. Заведующий кабинетом Мокржецкий и препаратор Манжосс развернули широкомасштабный обмен научными изданиями кабинета.  Подготавливая создание в Крыму музея, Мокржецкий предпринял несколько поездок в Харьков, Полтаву, Петербург для знакомства с аналогичными заведениями. Вскоре Губернское земское собрание утвердило «Устав губернского земского естественно-исторического и сельскохозяйственного музея в Симферополе» и постановило: «Поручить Губернской управе представить будущему собранию проект и смету на постройку здания для энтомологического музея, естественно-исторического музея и других надобностей управы». В январе 1898 года проект постройки здания на Екатерининской улице (ныне здесь находится Крымская коллегия адвокатов) был составлен, а 12 декабря 1899 года последовало открытие естественно-исторического музея, коллекция которого по оценке Педагогического общества при Московском университете обладала «весьма совершенной техникой, полнотой, оригинальностью и верностью прилагаемых к коллекциям объяснений».

Пришло время возвращаться, войти в умывшийся и приодевшийся к празднику Город. Пришел день, когда Город ждет от своих жителей простых слов: «Спасибо, Ты вырастил и выучил меня. А главное… Главное ты помог мне обрести веру…»