СТАЛИН И КРЫМ

В. Хачатурян, «Терра Таврика»

Севастополь. Корабли и лидеры.
Первые документальные свидетельства пребывания Сталина в Крыму связаны с Севастополем. Итак, 25 июля 1929 года. На палубе крейсера “Червона Украина” построены одетые по форме № 1, во все белое, моряки. В глубине Южной бухты показывается большой штабной катер, и вскоре на борт в сопровождении первых лиц флота поднимаются Сталин и нарком тяжелой промышленности Орджоникидзе. Крейсер берет курс на Сочи.






Юсуповский дворец. Какие сны видел вождь?
В феврале 1945 года весь мир облетело известие о встрече лидеров антигитлеровской коалиции в только что освобожденном Крыму. Основные события происходили в Ливадийском дворце. Тем не менее, значительно больше материальных свидетельств о пребывании Сталина сохранил Кореизский (Юсуповский) дворец, где во время Ялтинской конференции располагалась советская делегация во главе с Главнокомандующим.
В послевоенный период дворец становится дачей ЦК КПСС. Сталину чем-то импонировал именно этот дворец, хотя на Южном берегу можно было найти виллы более комфортные и представительные. Во всяком случае, знатоки местной истории уверенно утверждают, что Сталин отдыхал здесь и после войны.
Неожиданное развитие эта тема получила в начале 90-х годов. Тогда Юсуповский дворец арендовала фирма, которая открыла здесь люкс-отель и любезно предоставляла желающим проживание в апартаменте “Сталин” (4 места) и апартаменте “Молотов” (2 места).

“Рузвельт просит продать ему Ливадию”
Политический эффект Ялтинской конференции неотделим, а в значительной мере предопределен высочайшим уровнем организации бытовых условий ее участников. А если учесть, что мероприятие проходило в разоренном гитлеровцами Крыму, становится понятно: это была поистине гигантская и просто фантастическая по быстроте и четкому осуществлению работа.
8 января 1945 года наркомвнудел Л.П. Берия подписал совсекретный приказ “О специальных мероприятиях в Крыму”, а спустя 18 суток уже докладывал Сталину о готовности объектов к приему и размещению иностранных и советской делегаций и обеспечению всех участников полной охраной.
Ливадия лежала в развалинах, более-менее уцелел только дворец. Для восстановительных работ было направлено до 1000 строителей и свыше 1500 вагонов оборудования, строительных материалов, мебели.
Старались из всех сил. Очевидец пишет:
“Рузвельт обычно, куда бы ни ездил, брал с собой кого-либо из членов семьи. Так как в постели он спать не мог, то всегда брал с собой походную кровать, которую взял и на Ялтинскую конференцию. Однако, когда зашел в отведенные ему с дочерью комнаты в Ливадийском дворце, до того был восхищен обстановкой и созданными удобствами, что тут же предложил сопровождающим его лицам ничего в спальню не вносить. Все было в его вкусе. Шторы на окнах, драпировки на дверях, покрывала на кроватях его и дочери, и даже телефонные аппараты во всех комнатах были голубого цвета. Этот цвет был самым любимым цветом Рузвельта и, как он выражался, “ласкал его голубые глаза”.
Идеальный дизайн был выстрадан трудом. Так, стены ванной комнаты и туалета под цвет моря пришлось перекрашивать несколько раз”.

“Жить стало лучше…”
Великолепно проведенное мероприятие в Ялте стало первым шагом в формировании, как пишут сейчас, позитивного имиджа Крыма. Сталин позаботился и о дальнейших действиях в этом направлении.
Дальновидному политику, Сталину нужны были аргументы для политического и исторического обоснования депортации и последовавшего за ним переселения в Крым русских и украинцев. Поэтому в 1945 году начались широкомасштабные раскопки городища Неаполь Скифский – столицы скифского государства. Руководителю экспедиции Павлу Шульцу была поставлена конкретная задача: обеспечить материальные свидетельства родства скифов – автохтонных обитателей полуострова – со славянами.
“Раскопки Неаполя Скифского, произведенные в 1945 – 1950 годах, дали богатые результаты и проливают новый свет на преемственную связь между культурой скифов и последующей культурой древнейших славян”, — с чувством гордости и, представляю, невероятного облегчения, сообщает автор популярного путеводителя, вышедшего в 1951 году.
У этой и других книжек о Крыме были благодарные читатели. Начиная с конца 40-х годов, в Крыму появились первые послевоенные отдыхающие.

“Здоровье каждого – богатство всех”
“Только в 1948 году сдано в эксплуатацию 14 новых санаториев и общее число место на курортах увеличилось на 2560. В 1949 году на курортах Крыма лечилось и отдыхало около 150 тысяч трудящихся”, — пишет путеводитель.
Многие из этих санаториев по сей день составляют гордость крымских здравниц. Достаточно вспомнить санаторий “Нижняя Ореанда”. Построенный в 1949 году, он был предназначен для отдыха членов ЦК КПСС и советского правительства.
Военнопленные немцы возвели комплекс зданий, шикарных даже по современным меркам, всего за полтора года. Качество строительства было высочайшим. Автора этих строк, например, привели в изумление зачеканенные свинцом швы между камнями в колоннах. Мне приходилось слышать о такой технологии, которая применялась при возведении особо ценных зданий в средние века, но я полагал, что это – не более чем легенда. Оказалось – правда. Вот уж, поистине, “мы рождены, чтоб сказку сделать былью…”.
В 1950 году начали строить, и спустя пять лет ввели в эксплуатацию санаторий “Украина”. “Белоснежный античный храм на фоне синего моря и Ай-Петри, окруженный романтической рощей темных кипарисов”, — так живописал здравницу отдыхавший здесь английский писатель Джеймс Олдридж. Действительно, это здание, построенное в лучших традициях дворцовой архитектуры русского классицизма и античных храмов Греции, просто оглушает своей грандиозностью. И только через некоторое время начинаешь замечать, что статуи, расположенные на крыше и в нишах подпорных стен и удивительно похожие на античные, на самом деле олицетворяют победивший социализм.

Транспорт Генералиссимуса.
После войны Сталин стал отдыхать в Крыму регулярно. Рассказывают, что строительство лучшей по тем временам автомагистрали Москва-Симферополь было связано с недовольством Сталина, вынужденного в 1946 году ехать на отдых по отвратительным дорогам.
К услугам Сталина для поездок по Крыму был автомобиль ЗИС-115. Это была модификация известной машины ЗИС-101. Огромные, почти шести метровой длины сталинские ЗИСы были сделаны по спецзаказу: в двери, кузов и днище были вмонтированы бронированные плиты. Стекла толщиной 75 мм был пуленепробиваемыми. Двери, помимо двух основных замков, страховались еще и накидными цепочками. Автомобиль весил 7300 кг.
Все было изготовлено 38 бронированных ЗИСов. Все они были только в распоряжении Генералиссимуса.
…Черный кортеж мчался по шоссе Симферополь — Ялта. Сталин спешил оценить новую резиденцию в Верхней Массандре. И, тем не менее, в пути предполагалась одна незапланированная остановка. Может, это была традиция, а может — легенда, бытующая среди старых экскурсоводов. Речь идет о так называемой “сталинской груше”.
Это удивительное дерево сохранилось по сей день только благодаря тому, что после перестройки шоссе Симферополь – Алушта осталось в стороне от основной трассы. Неизвестные мастера оригинально обустроили источник, вытекающий из земли несколько выше дерева: по специальной трубе вода поднималась по стволу дерева и вытекала прямо из ствола груши на высоте около полуметра в специальную каменную емкость.
Груша удачно расположилась на повороте дороги, где можно было бы присесть и немного передохнуть от головокружительных серпантинов старого шоссе. Неизвестно, действительно ли Сталин мог так вот запросто испить здешней водицы, но так или иначе – легенда укоренилась.

Дворец Александра III, он же “Большая Сосновка”
В 1947 году местом крымской резиденции вождя стал дворец, расположенный в Верхней Массандре. Объект получил название “Большая Сосновка”. В том же году по указанию Сталина недалеко построили “маленький бревенчатый домик”, который стал называться “Малая Сосновка”.  Дачи предназначались для отдыха, но в них были созданы все условия для продуктивной работы. И кто знает, может быть, именно в их стенах, или под сенью прекрасного леса, в голове Советского лидера рождались новые замыслы, получившие воплощение на Крымской земле.

Убежище для подлодок в Балаклаве
После того, как американцы в 1949 году взорвали в Японии ядерные бомбы, Сталин в полной мере осознал угрозу атомной войны, и дал указания разработать план строительства подземного Севастополя. Специальный раздел этого грандиозного плана предусматривал строительство в Балаклаве завода по ремонту подводных лодок – абсолютно уникального, понятно, сверхсекретного сооружения. Это грандиозное сооружение было построено уже после смерти Сталина и верой и правдой служило Военно-Морскому флоту на протяжении почти 40 лет, пока не было разграблено в процессе “демилитаризации” Балаклавской бухты.

Рукотворные лес и река
Немногие сейчас помнят, что Северо-Крымский канал в свое время называли одной из “семи великих строек коммунизма”, воплощением “Сталинского плана преобразования природы”. Действительно, этой рукотворной реке нет равных. Длина канала – более 400 км, ширина – до 150 метров, глубина – до 7 метров.
Еще один живой пример преобразования природы — посадки лесов. Старожилы Керченского полуострова по сей день добрым слово вспоминают Николая Ивановича Парельского, секретаря Ленинского райкома партии, который, выполняя соответствующее постановление ЦК КПСС, в начале 50-х годов организовал первые посадки в безводной, продуваемой всеми ветрами степи. За прошедшие полвека здесь поднялся, окреп настоящий лес — с грибами, с ягодами, с белками и зайцами! — на 20 км осеняющий побережье Казантипского залива.
“Товарищ Сталин лично дал указания о внедрении в Крыму субтропических, в особенности цитрусовых культур и насаждении эвкалиптов – деревьев не только красивых, но и полезных, так как они быстро растут, дают прекрасную древесину, увлажняют и оздоровляют воздух”, — сообщает книжка “Крымская земля” (1950 год). И далее: “Указания великого вождя и учителя советского народа восприняты трудящимися Крыма с громадным воодушевлением. В колхозах и совхозах Южного берега и предгорных районов уже посажено и прижилось более 103 тысяч мандариновых, апельсиновых, лимонных деревьев. Наряду с цитрусовыми насаждаются на Южном берегу ценные субтропические культуры – инжир, хурма, гранат, маслина…”.
Удивительно, но это требование Сталинского плана нашло свое продолжение уже в наше время. Одной из достопримечательностей Красноперекопска стала оранжерея – “лимонарий” при содовом заводе. Экскурсанты ахают: северный Крым, промышленный центр, и гляди ж ты – субтропики! Лимонные деревца украшены то белыми цветами с запахом жасмина, то золотистыми плодами. И самое интересное, что хозяйство это – не только для красоты, но и для коммерции. На Крымском содовом заводе лимоны уже несколько лет выращивают на продажу круглый год.

Вместо послесловия
Колоритен фрагмент беседы руководителей трех стран, состоявшейся в Ливадийском дворце: “Рузвельт говорит, что он чувствует себя в Ливадии очень хорошо. Когда он не будет больше президентом, он хотел бы попросить у Советского правительства продать ему Ливадию. Он очень любит лесоводство. Он посадил бы большое количество деревьев на горах вблизи Ливадии. Сталин говорит, что Крым представляет собой еще малокультивированную страну, многое еще нужно здесь развить. Обращаясь к Сталину, Черчилль спрашивает, каковы были бы его чувства, если бы международная организация выступила с предложением передать Крым под международный контроль в качестве международного курорта. Сталин отвечает, что он охотно предоставил бы Крым для конференции трех держав”. Как говорится, есть, над чем работать.