КРАТКОЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ТАВРИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ

ПЕТР ПАЛЛАС

Минералогия и физическая география Таврической Области.

Таврический полуостров есть отличнейшая на земной поверхности страна в рассуждении физической Географии и Минералогии. Горы его, простирающиеся в высоту более нежели на тысячу сажень, вдоль всего южного берега, при котором море чрезвычайно глубоко, стоят почти прямыми утесами: напротив сего к Северу сперва постепенно, а наконец нечувствительно ниспускаются, и превращаясь в отлогие скаты теряются в великой равнине, лежащей несколько выше морской поверхности, и составляющей самую величайшую часть сего полуострова. Судя по общим естественным законам, надобно бы думать, что в такой стране, в которой горы столь высоки, что в некоторых местах снег и лед лежит целое лето, и которая при том окружена и отделена от других земель морем, должны быть он троякого рода; то есть, первоначальные, гранитные, служащие основою возвышения; второстатейные, сланцовыя; и третьекласныя, состоящие из горизонтальных слоев, (флецов), перемешанных с окаменелостями или по крайней мере должно быть в них, подобно Сицилийским, сердце, или Вулканическое ядро, и лежащие по окружностям его второстатейные и третьеклассные ряды. Но из сего двоякого устроения гор, которое замечено во всех горных странах, в Tавpичecкoй Области, нет ни того, ни другого. В приморских утесах высокого ея хребта ничего не видно, кроме второстатейных последнего рода слоев, которых наклонение к горизонту составляет угол, иногда более, а иногда менее приближающийся к углу 45 степеней, и которые почти все, будучи более или менее между собою равноотстоящи, (параллельны), имеют непостоянное направление между Юго-востоком и Северо-востоком. И так все сии слои как бы обрезаны направлением берега, и явственно видны в приморских утесах, подобно как в книге листы, или в библиотеке книги. Они действительно суть такая книга, в которой испытатель естества весьма много найдет того, что может послужить к изъяснению состава нашего земного шара и происхождения сих внешних слоев. Взирая на сию бесконечную цепь бесчисленных слоев, лежащих один подле другого, и по большей части косою чертою наклоненных к юго-востоку, или к Югу, то есть, к своему обрезу, или к утесам, можно из сего двоякое сделать заключение, или что самое сердце сей цепи гор опустилось в морскую бездну; или что вся сия громада слоев поднята выше моря чрезвычайною какою-нибудь силою, действовавшею в величайшей глубине. Cиe последнее мнение может показаться невероятным, поелику полагая, что толща сей громады слоев, лежащих непрерывно один на другом, или подле другого, простирается в длину по морскому берегу боле 130 верст, то есть, от Балаклавы до Феодосии, следовало бы положить, что горнило подземного огня, который должен был поднять и разщелять сию чрезвычайную громаду слоев, должно быть в глубине более шестидесяти пяти тысяч сажен, то есть, сколько содержит в себе толща сих разнородных и наискось наклоненных слоев. В сем случае можно почесть Таврическую Область грудою рассевшихся слоев, которых Южная сторона поднята выше морской поверхности более нежели на шесть тысяч футов, и представляет непрерывно лежащие высокие горы, а Северная нечувствительно опускается ближе к горизонтальному положению, и наконец теряется в степной равнине.

В Южной части Таврической Области весьма явственно видны два ряда гор, произошедших в разные времена; и слои состоящие из морских осадок, которые сделались уже после оных двух происшествий, и весьма недавно.

Первый ряд гор состоит из вышеупомянутых мною слоев, которые видны в лежащих по Южному берегу утесах, и весьма наклонены к горизонту. Прежде всего я намерен дать о них подробное понятие. Сей ряд гор простирается в длину от Георгиевского монастыря и от одного мыса на Гераклеотическом Херсонесе, называемого тем же именем, даже до находящейся близь Феодосии горы Карадаг; а ширину имеет различную, от 20 до 30 верст и более, разумея от берега во внутренность земли. Составляющие его горы суть самые высокие во всей Таврической Области, и разделяются на три главные возвышенности, то есть, на гору Чатырдаг, почитаемую высочайшею из всех Таврических гор, так что прямостоящую высоту ея можно положить в тысячу сто сажен. Она находится почти против средины горного берега. Другие две возвышенности суть две Яйлы, которые составляют кряжи непрерывных гор, весьма высоких, утесистых со стороны моря, но опускающихся уступами, составляющими великая равнины, наклоненных к Северу, и пресекаемых лощинами. Сии два кряжа непрерывных гор отделены от Чатырдага, с которым почти равную имеют высоту, двумя весьма глубокими и узкими долинами, которые пересекают хребет от Севера к Югу, и имеют скат как к Северу, где выходят из них две реки, Салгир и Альма, так и к Югу, где они при Алуште соединяются в одну долину.

По мере того, как сии горы, состоящие из свойственных второстатейным горам слоев, уменьшаются в высоте со внутренней стороны полуострова, составляющие их слои во многих местах делаются так же гораздо отложе наклоненными, и наконец уходят под лежащие над ними слои гор второго ряду, которые все суть известковые и наполнены такими раковинами каких совсем не находится в Черном море. Сии горы так же весьма круты и часто на подобие стены утесисты с той стороны, которою обращены к высоким горам, напротив сего отлоги, и постепенно покатистые к равнине; как будто Южный их край был поднят, а лежащие к равнине их слои остались в уровень с горизонтальным положением. И так сии слои везде с нечувствительною отлогостью поднимаются, приближаясь к высоким горам; но cиe гораздо уже ощутительнее там, где они их касаются, и где обыкновенно находятся промежныя широкие долины, разделяющие сии два ряда гор, которых углы ни мало один другому не соответствуют.

Наконец в некоторых местах с Южной стороны по морскому берегу находятся каменистые горизонтальные слои, состоящие из хрящу, голышей, и превратившихся в известь обыкновенных в Черном море раковин. Они прилежат при подошве утесов первого ряда гор к наклоненному косою чертою их образу; и без сомнения суть весьма поздние осадки моря, оставшиеся от того времени, когда поверхность его на сем береге была гораздо выше; ибо сего возвышения моря сверх того находятся везде неоспоримые признаки.

 

первый ряд таврических гор

Первый ряд Таврических гор состоит из разнородных, но по большей части многократно вдоль всего хребта встречающихся с небольшою отменою слоев. Они состоять частью из твердых, частью из рыхлых и выветрившихся пород; а иногда бывают даже почти землянисты.

Самый обыкновенный и более всех попадающийся в горах сего ряда твердый камень есть древний известной камень светло, или темно-серого, или беловатого цвета, наиболее с желтоватыми, а гораздо реже красноватыми, и при том частыми трещинами. В отломе он всегда раковенист, и столь же гладок, как роговой камень, с которым он часто по виду имеет великое сходство. В некоторых горах он бываете столько плотен, что может быть употребляем в строении вместо мрамора. Весьма редко видны в нем следы окаменелостей; если же они бывают, то по большей части некоторые Мадрепоры, или Миллепоры, и Ентрохиты, которые в нем весьма рассеяны, и часто почти потерявшие свой вид. В других же местах, особливо в высоком поясе хребта, он более черноват, и одного с вонючим камнем свойства. Он обыкновенно лежите весьма толстыми, но не прямолинейно разщелявшимися и разсевшимися слоями, так что всегда трудно открыть истинное их наклонение и направление; поелику они часто изгибаются единообразно со внешностью составляемой ими горы, и кажутся иногда изъеденными, или пещеристыми, как будто волны своим стремлением в них вымыли сии места. Состоящие из сей каменной породы горы совершенно голы, и часто безлесны, исключая мелкого можжевельника и колючих кустарников, наипаче так называемого держидерева (Rhamnus Paliurus). На внешности гор сей камень кажется разрушающимся в желтой и красноватой суглинок, то есть, такого цвета, какого бывают находящиеся в нем трещины; и в самом существе бывает столько смешен с глинистою землею, что по большей части не можно его употреблять на жжение извести. Сия каменная известковатая порода составляет самые большие кряжи первого ряда гор, так что в некоторых местах можно его почесть основою других слоев, но иногда, находя его менее толстыми слоями, лежащими явственно между других разнородных слоев, должно увериться, что он есть не первородный, но принадлежит с оными к одной степени. Наконец он весьма часто бывает во все стороны прорезан жилами известкового желто-бурого, в виде косоугольных четвероугольников (ромбоидального), или состоящего из соединенных призм шпата. Когда он прилежит к щебневым слоям, то иногда находятся и в нем рассеянные такие же округленные голыши, из которых состоит щебневый камень.

После известнаго камня весьма обыкновенная в первом ряду гор порода есть глинистой, тонкопластоватой, и весьма разнообразной касательно его слоев, стланец. Он очень часто столь мало имеет плотности, что трескается на воздухе, как настоящие рухляки и размягчается в воде. В сем случае он обыкновенно бывает светло, или темно-серого, иногда почти черного, как бы проникнут был марганцем, или изжелта-белого цвета. Другие слои, или пласты суть бурого, или черноватого цвета, и получившие окаменение от смешенного с ними изобильно железистого, или флогистическаго вещества. Редко сии глинистые слои кипят с кислотами, и я не мог приметить, чтобы в них где-нибудь находились невредимыми стройные тела; хотя состоящие из песчаного стланца слои, которые попадаются в полосах глинистого стланца, иногда их в себе содержат. В простирающихся часто на весьма великое расстояние полосах сего глинистого стланца обыкновенно находятся глубочайшие рытвины, вымытые ключевыми водами, ручьями и дождевыми потоками. На сих то глинистых местах встречаются как по морскому берегу, так и на горах весьма опасные тропы, на которых стократно в один день бываешь в опасности низвергнуться стремглав и с лошадью. Cие весьма часто случалось бы в самом деле, ежели бы превосходный род горских в Тавриде лошадей не был столько крепок на ногах, столько привычен карабкаться по сим тропам, по которым пеший часто проходит с ужасом, и сходит по самым худым спускам; так что их совсем не надобно править, ниже дотрагиваться до узды.

Сии глинистые стланцы обыкновенно содержат в себе соленое вещество, особливо горькую слабительную соль, которая наиболее открывается и садится там, где небольшие водяные жилы вытекают на приморских утесах. Сия соленость, свойственная глинистым поясам, гораздо более приметна в восточной стороне хребта от Алушты даже до Коза; так что в сих местах, наипаче в Судакской долине в большем изобилии растут каперсовые, красильные и кожевенные (Rhus Coriaria et Cotinus) дерева и другие кусты и травы солоноватые, напротив сего трагакант любит расти на щебневых горах.

Разноцветные слои сего глинистого стланца имеют различную толщину и беспрестанно переменяют цвет и плотность. Они часто находятся извивающимися и волнистыми наподобие жилок струистого дерева. В некоторых же местах близких к высоким горам бывают расположены в виде различного очертания срубов, наподобие некоторых дуплистых железных руд, которых нутре наполнено охрою, с тем однако различием, что они занимают чрезвычайное пространство. Тогда их пласты, из которых состоят сии срубы обыкновенно бывают железисты и различны ее рассуждении составляющих их глыб. Толстые слои глинистого стланца иногда бывают подобны трапу; и почти одного с сим камнем свойства.

Весьма часто в первом из них тонколистоватыми полосами, или посредственными и узкими слоями, а иногда в виде великой толщи однородных пластов, из которых состоят целые горы, лежит песчаный стланец, или стланцевой песчаный камень, составляющий третью породу высоких гор Таврической Области. По причине, что он известкового свойства, обыкновенно кипит с кислотами, и получает свой цвет от железной охры, которая служит ему извязью. В высочайших горах сей песчаный камень часто бывает весьма кварцоват, подобно роговому стланцу, и содержит множество охрусталованных жилок, которые походят на молочный кварц, или на просветывающий Восточный хрусталь. Во многих местах находятся многочисленные равноотстоящие везде слои сего стланца, имеющие несколько токмо линий в толщину, и лежащие между тонкими слоями жирной глины. Иногда же слои сего камня будучи гораздо толще, и находясь почти в отвесном положении на утесистой стороне по глинистому уже выветрившемуся поясу, поднимаются к верху в виде простенков, и по причине прогалин, которыми они разделяются между собою на брусоподобные (параллелепическия) части, представляют составленное из дикого камня здание. Я нашел подле Судака такие сего рода слои, что их брусоподобные части, отстоящие между собою на четверть дюйма, или полдюйма, срослись посредством извязи совсем другого свойства, и смешенной с распавшимся стланцем. Равным образом в сей извязи я приметил частицы раковин и Белемнитов, а между слоями самого песчаного камня превратившаяся в уголь дерева, сдавленные со стороны обрушившихся слоев.

В такой же соразмерности, как сей песчаный стланец, находится еще в кряже слоев сих высоких гор толстой щебневый, или колбасный камень, состоящий из округленных разной величины голышей, которые редко бывают с дыню, и связаны между собою иногда кварцевою и песчаною извязью, более, или менее твердою, как в жерновом Кутлакском камне; иногда известною и железистою, а иногда наконец некоторым родом темно-красной железистой глины. В последнем случае сии щебневые камни имеют мало плотности, так что при падении разбиваются. В кряже сих щебневых камней часто находимы бывают нарочитые слои хорошей красной железной руды, содержащей часто покрытые вокруг корою ядра, которых нутре наполнено различною охрою. Сии железные руды находятся по большей части в великом изобилии в Судакской долине и в разных местах по Южному берегу.

Кряжи песчаного и твердого щебневого камней, лежащие в средине между двух широких полос рыхлого и изрытого лощинами глинистого стланца, составляют обыкновенно высокие гребенчатые, утесистые и зазубренные, по причине стоящих на них камней, вершины гор. Сии скалы имеют направление соответствующее положению, или общему уровню слоев.

Описанные мною четырех родов слои, то есть, известнаго камня, глинистого стланца, песчаного и щебневого камней, суть главные составные части первого ряда гор Таврической Области. Они, составляя величайшие кряжи оных, до бесконечности часто встречаются, и будучи весьма различны в рассуждении цвета, зерен и других маловажных обстоятельств, каждый в существе своем и вообще везде одинаков от одного конца хребта до другого.

Не столь обыкновенные каменные породы, которые находятся в связи слоев сих гор, суть следующие: 1. Особенного рода камень, подобный мелкозернистому граниту, или гранителю; 2. Серой трап; 3. лежащий слоями черноватой базальт, смешенной с шерлом; и 4. Рассевшийся на превеликие громады змеевик.

Находящийся в связи второстатейных слоев гранитоподобный камень, которому я нигде не видал подобного, беловат, и состоит из смешения кварца, известнаго шпата, и блестков черной роговой обманки. Он дает искры при ударении об огниво, и кипит с кислотами. Несколько скал, лежащих отделенно на морском берегу при устье небольшой реки Ламбата, и часть величайшей горы Аюдаг, которая между Ламбатом и Гурсуфом идет к морю, состоит из камня, находящегося здесь в ряду второстатейных слоев.

Ноздреватый трап, рассевшийся на угловатые куски различного очертания и величины, составляет великую гору, называемую Костель, лежащую между Алуштою и Ламбатом, которой часть обрушилась от того, что поддерживавшие оную по близости лежащие мягкоглинистые слои разрушились. Описываемый нами камень подобен тому, из которого состоит одна гора, находящаяся в окрестностях Верьхоуральской крепости. Отпавшие от нее куски походят на солдатские сухари; а от сего и гора названа Сухарною. Однако куски сего камня в Таврической Области гораздо не соразмернее между собою в величине, и часто несравненно больше. Сей камень с великим трудом можно разбить. Он избела сер, и судя по внешности, поверхность его кусков как бы источена, напротив сего он плотнозернист в отломе, которой усеян подобными роговой обманке частицами. Он так же, как и описанный пред сим, достоин химического разыскания.

Лежащий слоями базальт, с рассеянным по нем шерлом, находится весьма в немногих местах, как то в Балаклаве, между Форосом и Мухаляткою, по близости Кикенеиса и при деревне Гурсуфе. Его слои имеют совершенно одно с другими второстатейными слоями положение, и походят на то, что саксонские рудокопы называют Ваккою.

Наконец Змеевик находится только в одном месте Таврической Области, то есть, ее прелестной долины Алупке. Чрезвычайной величины кабаны, которые отпавши от разрушившейся огромной каменной скалы наполняют сию прекрасную долину, и между коими возникают лавровые дерева, составляющие лучшее оное украшение, принадлежат все к роду сего зеленоватого с крапинами камня, принимающего весьма хороший лоск. Между огромными глыбами, наваленными беспорядочно одна на другую, видны еще в несколько сажень каменные кабаны, состоящие из охрусталованных неправильно небольших тоненьких пластов, которых составляющее вещество кажется от части змеевик, а от части известной камень. Вероятно, что сия скала, от которой отпавшие глыбы, имеющие в поперечнике часто несколько сажень, навалены беспорядочно одна на другую по сей долине, возвышалась некогда между двумя грядами, состоящими из известнаго камня, от которого отвалившиеся куски лежат с двух сторон по краям сей груды кабанов, и между двумя полосами глиняного стланца. Много численные и большие ручьи, низтекающие в cию долину, увлекая помалу с собою служившую подпорою глину, подмыли и изпровергли сию огромную скалу, которая одна в Таврической Области состоит из такой породы.

Но в сей самой стране нет ни малых следов ни настоящего гранита, ни полевого шпата, ни гнейса, ни слюдяного и рогового стланца, которые одни сушь истинные породы драгоценных металлов. Их не видно даже и в лежащих по берегу округленных кусках, или в наносных камнях, которые содержатся в щебневых, или колбасных камнях, хотя в сих последних изобильно находится кварц, и весьма явственно видны все другие породы, из которых состоят Таврическая горы.

Вообще находящиеся в таврическом хребте твердые камни, из которых состоят высокая горы, суть известной, отверделый щебневый, песчаный, и трап. Из них трап и известной камень составляют круглообразныя и обширные горы, а щебневой и песчаной, лежащие слоями, представляются в виде длинных гребней, усеянных стоячими кабанами. В поясах глиняного стланца, удобно увлекаемого водами, так же, в рухлых и распадающихся щебневых камнях везде вымыты лощины и ямины. Впрочем, исключая известной и стланцевой песчаной камни я не мог найти никакого следа окаменелости ни в одной из сих пород, которые следуя одна за другою все вообще попеременно лежат одна на другой. Но и в помянутых прежде породах окаменелости не весьма обыкновенны; когда же попадаются, то изредка рассеянные и потерявшие уже свой вид. Cие доказывает глубокую древность и великие изменения, претерпенныя сими грядами гор. Не нашел я так же ни малого вида металлических жиле, и никакого следа руд, исключая вышеупомянутую железную руду, и несколько охрусталованных колчеданов. Находящиеся в известном камне прожилки и жилы известнаго как плотного, так и охрусталованнаго шпата, равным образом охрусталованный кварц попадающийся в песчаном камне, не содержать ни мало металлического вещества, и при том не имеют постоянного протяжения. В некоторых слоях глинистого стланца очень редко оказывается цвет марганца; напротив сего нигде совершенно не видно цинка и других полуметаллов. Впрочем сей хребет своими свойствами чрезвычайно сходствует с находящимися в Истрии, Пфальце и Богемии горами, содержащими в себе ртутную руду, которой однако ни малого признака по сие время не примечено в Таврической Области.

Нигде так же не нашел я на поверхности признака каменных угольев, хотя весьма многочисленные на полуострове Керчи ключи горного масла доказывают, что есть в глубине смолистой слой, которой может быть горит, или уже горел.

Такие же остатки разрушившихся гор, какие видны в долине Алупки, находятся и во многих других местах вдоль по Южному берегу, где текущие источники изрыли глубокие пропасти в стланцевых поясах, или где они подмыли подошву утесистых скал. Однако примечательнее прочих такие развалины у деревни Демерджи, в горе Костель, и в окрестностях так называемого мыса Никита Бурун. В других же местах огромные скалы, держатся еще на своих основаниях, угрожают падением. Так, например, между Лименою и Симеусом не в дальнем расстоянии от моря, и на дороге от Топек-Богаси на вершине гор между Лименою и Алупкою, видны толь навислые и содвинувшиеся вперед со своих оснований скалы, что единое на них воззрение приводит в трепет проходящего; и при том всякой раз, как идет дождь, отпадают от них большие кабаны и целые звенья.

Равным образом от подмытия, которое текущие источники и даже морские волны делают в стланцевых поясах, оседает вниз на знатное расстояние земля, как при подошве приморских утесов, так и на берегах самого моря. Во многих местах видны весьма давние сего оседания признаки, особливо между Мухаляткою и Кучук-Койем. Но самый новейший сего пример, случившийся уже по приобретении Крыма, виден в той же самой деревне Кучук-Кой, где великое пространство лощины, подмытой текущею водою, содвинувшись со своего места с садами и бывшими на нем домами, подалось в самое море. На сем месте видны теперь два возвышенные утеса, от которых осевшая вниз часть сей лощины отделилась; и сверх сего находятся там отпавшие от слоев известнаго камня куски, которые упали вместе с обрушением рыхлых слоев. Во время сего явления природы, случившегося 10 февраля 1786 года, когда во многих местах Европы, особливо в Венгрии, чувствуемо было землетрясение, подобное оному происшествию примечено на другом конце горного хребта Таврической Области между Куру-Озеном и Алуштою, где и теперь простирающиеся вдоль берега скаты гор весьма мало отверделы, и наполнены опасными трещинами, чрез которые лошади со всадниками переходят с некоторым родом ужаса.

Наконец сей первый ряд гор, из которых выходят главные Таврические реки, и наклоненные слои, особливо глиняного стланца, служат каналами тех вод, из которых знатнейшие следуют общей покатости сих слоев к Северу и производят самые длинные Таврические реки, то есть, Узень, Бельбек, Качу, Альму, Салгир, две Карассу и Индаль: напротив сего истекающие из приморских утесов воды не столь далеко текут, чтоб могли соединившись составить реку, исключая один ручей Ялту. Впрочем они все прямо от истоков текут в море.


второй ряд таврических гор

Под именем второго ряда гор разумею я гораздо поздние произшедшия известные горы, состоящие почти везде из горизонтальных, или весьма мало наклоненных слоев, которые явственно лежа по низменной к Северу подошве первого ряда гор, начинаются на краю Гераклеотическаго Херсонеса, который они весь занимают, и служат как бы опушкою первым с Северной стороны, идучи в виде дуги (сегмента круга) даже до Феодосии. Они Южным краем начавшиеся у самого Георгиевского монастыря переходят чрез ручей Биюк-Узень близ Инкермана, потом продолжаются почти по течению небольшого ручья Ай-Фодор даже до деревни Шюлю. Там отделяются от первого ряда широкою долиною, которая простирается далее везде между позднейшим известным хребтом и произшедшими прежде горами, склоняясь к северо-востоку близ Албата, где сия отделяющая взаимно оба ряда гор полоса переходит чрез Бельбек. От сего места они идут разными изворотами по небольшим ручьям, которые соединяясь составляют Качу; по сем простираются к истоку ручья Бодрика, и даже к Альме, доходят до Салгира несколько ниже достопамятной его вершины; потом перешед через Тунас, участвующую в составлении реки Карасу, ниже Енисалы, нечувствительно изгибаются в виде дуги сперва к Востоку, а потом между востоком и юго-востоком, именно, между Старым Крымом, или по древнему названию Циммериум и Елбуслою; наконец обратившись к долине, на другой стороне которой находится высокая гора Карадаг, отделяемая оною от лежащих позади Феодосии малых гор, превращаются там в холмы и равнину.

Сия известковая полоса составляет весьма высокие утесы там, где она подходить близко к первому ряду гор, и всегда с той стороны, которою к ним обращена; напротив сего все ея горы нечувствительно унижаются к Северо-востоку, или к Северу. Она везде состоит из продолговатых хребтов, с Южной стороны утесистых и как бы зазубренных на подобие пилы. Что касается до протяжения сих гор в длину, то они, исключая небольшие отклонения, идут везде сообразно главному направлению от Запада к Востоку, которое имеют так же в длину горы первого ряда, и которому соответствует направление их слоев. Величайшие возвышенности на сей известной полосе, то есть, между горами сего второго ряда, находятся по обеим сторонам Бельбека, с одной стороны между сею рекою и Качею, а с другой Биюк-Узеном, потом между двумя реками Карассу и подле Старого Крыма, где находится величайшая сей полосы гора Агармыш. На Херсонесе сии горы нечувствительно ниспускаются к морской поверхности, однако на самом берегу в виде довольно высоких прямостоящих утесов оканчиваются; напротив сего унижаются к равнине, то есть, к северу от Симферополя и Феодосии, равно как на полуострове Керчи; так что там известковые слои, принявши совершенно горизонтальное положение, углубляются в землю, оставаясь однако немного выше морской поверхности.

Сей ряд гор состоит из известнаго мягкого камня, отчасти меловатого, особливо на величайших высотах, где он бывает часто цельный и сливной, или разделяющийся на весьма толстые слои. Нижние из них часто бывают составлены из множества изломанных раковин и небольших крупинок, или зерен, которые суть не что иное, как весьма малые, облитые известковым веществом, и кажущиеся гороховыми камнями улитки. Из них иногда состоят величайшие слои почти без всякого примешения. В высоких рухляковых и меловых горах, особливо в окрестностях Салгира и обеих рек Карасу, весьма редкие и лучшим образом сохранившие свой виде окаменелости рассеяны гораздо явственные; особливо некоторый их род, известный под именем сочевиднаго камня, которого свежие подлинники в морях еще не найдены. Они находится там в величайшем изобилии и совершенстве, всякого рода величин и видов; так что часто ими бывают наполнены на великое расстояние простирающиеся слои, состоящие из мелового рухляка, не имеющего никаких других окаменелостей. Острациты, или окаменелые устрицы весьма редки, но чрезмерной величины и тяжести, и при том различных родов. Совершенно окаменелая особливого рода (Oftreum diluvianum) устрица, некоторой роде длиною с ручную кисть, и еще другой роде широкой, с одной стороны плоской, гладкой и крылатой, так же похожей на петуший гребень устерс и грифит суть самые отменитыя из числа сих окаменелостей. Гораздо реже находятся там еще небольшие Белемниты и морские рожки, или улитки с отпечатками. Все сии раковины, превратившиеся совершенно в камень, показывают глубокую древность, при том ни один род из них не находится теперь в лежащих по близости морях. Но в той же самой гряде, которая их содержит, равно как и везде по морскому берегу, часто попадаются небольшие Св.Иакова и двучерепныя раковины, которые несовершенно еще переменили свое свойство.

Сей ряд гор, сквозь которые протекают Таврические реки, представляет взору весьма многообразные и прелестнейшие виды, но мало видно на нем лесу и зелени, которая засыхает в самые большие летние жары. Множество любопытных и редких растений находят там природную себе землю на отлогих безлесных, состоящих из рухляка, холмах. Напротив сего лощины и равнины, лежащие между сими горами, составляют естественно удобренную посредством применения известнаго рухляка землю, весьма плодоносную для хлеба в такие годы, когда лето бывает не столько сухо. Плодовитые дерева всякого рода и виноград там весьма хороший приносят плод; но овощи, которые поспевают только тогда, когда часто их поливают, бывают весьма посредственного качества. Морковь и свекла теряют там свой цвет и вкус, делаясь совершенно белыми после несколько кратнаго насаждения. Тонкий, и при том везде известковатый череп земли не способен к обитанию сусликов, и других вредных землепашеству небольших животных, которые только на равнине водятся в великом числе. В местах покрытых мелким лесом, (потому что большие дерева растут только по берегам рек), часто сверх чистого рухляка лежит слой чернозема не более как на полфута; а в других рухляк бывает покрыт до нарочитой глубины желтоватым, и лежащим часто на подобие куче, суглинком. Находящаяся на дороге от Акмечета в Бакчисарай небольшая гора, стоящая прямым утесом от подмытия оной малым ручьем Бодриком, состоит почти вся из известнаго рухляка, выключая вершину, которая есть нечто иное, как груда суглинку, ни мало не разсыпавшагося по бокам сей горы.

Известные слои второго ряда гор сравнявшись наконец с горизонтальным положением, продолжаются в небольшой глубине поде дерном Таврических равнин более, нежели до половины оных, и так же простираются почти по всему полуострову Керчи, что очень способствует к плодоносию сих ровных мест. Вероятно, что сии слои, принимая в себя низтекающую с гор влажность, и разнося оную повсюду, тем самым прохлаждают покрывающий их слой земли; так что трава в таких местах растет гораздо изобильнее, и долее остается на полях во время самых великих жаров, и даже в сухие годы.


слои, состоящие из недавних морских осадков

Между Козем и Судаком, близ Партенита, и на мысе Ифигении у Георгиевскаго монастыря я приметил слои, состоящие из крупного хрящу, сросшегося посредством известной извози, которые иногда перемешены бывают с превратившимися несовершенно в известь, целыми, или изломанными раковинами, и служат весьма ясным доказательством, что они состоят из самых недавних морских осадок. Сии горизонтальные слои лежат по самому обрезу наискось наклоненных слоев гор первого ряда. Они немногим выше поверхности моря, находящегося в нынешнем положении; так что редко бывают выше его на полторы сажени. Толщина их не одинакова, и во многих местах можно приметить, что они произошли из нанесенных морскими волнами осадок на береге, прорезанный небольшими рытвинами, которых и теперь в исподнем слою видны еще признаки, и некоторые внедрились лежащие сверху осадки. Находящаяся в сих слоях раковины суть тех родов, как те теперь находятся в Черном море. И так, все показывает, что сии слои произошли весьма недавно. Сравнивая их возвышение над поверьхностию моря с находящимися на берегах Азовского моря признаками прежнего его возвышения, вероятно кажется, что помянутые слои составились прежде, нежели Черное море для своего истечения открыло себе проход чрез Дарданеллы, и сравнялось своею поверьхностию со Средиземным. Вероятно так же, что во многих других странах нашлись бы подобные слои, состоящие из недавних морских осадок, ежели бы везде так, как здесь, был способ посредством некоторых обстоятельств определить время их происхождения. Я не сомневаюсь, что такие же слои в Таврической Области по морскому берегу находятся и во многих других местах, в которых я не был.


соленые таврические озера

В Таврической равнине во многих местах, особливо ближе к морским берегам и к Сивашу, равно и около Перекопа находится солоноватая земля, которой начало можно кажется приписать тому, что в древние времена море покрывало великую часть сей равнины, так же как часть степи, лежащей между Днепром и Бердою. Ежели солоноватость сих равнин не столь повсеместна, как свойственная находящимся около Каспийского моря; то cие происходит от того, что первые, склоняясь везде к морю, имеют покатую поверхность; а cие с продолжением времени при помощи дождевых и происходящих от разтаяния снегов вод лишило их части солености.

Вероятно, что то же самое прежде бывшее возвышение морской поверхности произвело множество находящихся по берегу соленых озере по всему округу степной Таврической страны. Сии озера без сомнения были морскими заливами, при входе которых движение волн произвело некогда насыпи, наносивши в одно место песок и ил, поднимавшийся с морского дна. Когда поверхность сего моря опала от истечения его вод по открытии себе прохода из Мраморного или Белого моря; то сии насыпи остались на суше. Котловины помянутых заливов, которые теперь отделены от моря, лишаются посредством испарения такого количества воды, что из тузлука, то есть, из оставшейся в их широких и весьма глубоких яминах морской воды садится соль. Все перешейки, которыми отделяются сии озера от моря, состоят из песку, узки и столько низки, что в некоторых местах иногда, когда сильная погода бываете с моря, покрываются водою. Впрочем я не намерен утверждать, что ни одно из сих озер не имеет каких-нибудь соленых ключей, которые бы делали его всегда изобильным, но по моему мнению можно положить за верное, что большая часть озер их не имеет, и что они получают свою соленость от количества оставшейся в них морской воды. Ежели не весьма приметно еще уменьшение садящейся в них соли; то сие от того, что их окружность довольно велика, так что количество вынимаемой из них соли, в отношении ко всему содержащемуся в них, не может быть чувствительно.

Кажется, что Сиваш имеет совершенно такое же происхождение. Восточные и Северо-восточные ветры весьма сильно дуют на Азовском море, и к Восточному Таврическому берегу гонят волны и несомый ими песо к. Когда сие море было еще выше, то ветры посредством отражения от берега волн должны были произвести длинную насыпь в некотором расстоянии от берега на отстоящей равно везде от него черте. Сия насыпь, находящаяся теперь на суше, составляет ту косу земли, которая называется Арабатскою стрелкою. Самое ея очертание, весьма гладкой и песчаной бок со стороны Востока, равномерное и не великое возвышение показывают происхождение оной. Сиваш непременно сделался бы великим соленым озером, ежели бы посредством Тонкого пролива не имел прямого сообщения с Азовским морем, которое однако не может дать ему такого движения, которое бы могло предохранить его воды от гнилости, чувствуемой издали в летнее и осеннее время. Знатнейшие соленые озера в Таврической Области суть следующие:

1) В окрестностях Перекопа: Старое озеро, имеющее в окружности 15 верст, доставляющее лучшую соль, и большее количество той, которая вывозится внутрь государства. Красное озеро, которого окружность 24 версты. Круглое озеро, или Адамане, окружностью 6 верст. Озеро Кият, или Тархан в окружности 20, и Керлеулен 2 версты. Все сии пять озер находятся одно от другого на несколько токмо верст расстояние, и вместе с другими озерами, в которых однако соль не садится, составляют цепь между двумя морями неподалеку от Перекопского перешейка.

2) Озеро Еницхе, или Тонкое, лежащее на самом конце косы, называемой Арабатской, имеющее в окружности 13 верст, и весьма богатое солью.

3) В уезде Кюслев, или Евпаторийском находятся 7 озер, то есть, Саак, Конрад, Адж.и-Бажи, Салтан-Али, Кенегзер, Терекли-Ас, и Керлеут, из которых особливо первое, имеющее окружности 5 верст, доставляет всю ту соль, которая вывозится из Евпаторийской гавани в Анатолию.

4) В округе Феодосийском озеро Кокташ окружностью 23 версты; Шеик-Али, которого окружность составляет одну версту, и Коити.

5) В окрестностях Керчи находятся три такие озера: Миссир, Гарр-Алчис и Узун.

Сверх сего есть некоторые соленые озера на Нагайской степи близ Петровского; другие опять по близости Кинбурна, и одно на острове Тамане. Они все, кажется, имеют одно происхождение с Таврическими солеными озерами.


о плосатых извержениях или пучинах на полуостров керчи и острове тамане

Явление, случившееся в феврале месяце 1794 года на острове Тамани, которое столь много занимало свет, весьма достойно некоторой подробности. Ежели я не в состоянии открыть истинных его причин, которые без сомнения весьма сокровенны, по крайней мере надеюсь дать справедливое и ясное о нем понятие.

Весь остров Тамань есть страна ровная, которая имеет только несколько холмов и пригорков, возвышающихся немногим выше морской поверхности, и которая совершенно подобна земле Керчинского полуострова. На поверхности его и по берегам ничего не видно, кроме слоев суглинку, смешенного со слоями песку, рухляка и морских раковин, вросших в болотную железную руду, и охрусталованных иногда в своей внутренности красными селенитами. Из сего описания страны и слоев ея можно уже заключить, что не может быть в ней настоящего вулканического горнила. И так, явление, которое сперва почтено было открытием огнедышащей горы, совсем другого рода, и такое, которое на земном шаре гораздо реже первого. На полуострове Керчи и острове Тамане с давних времен находятся во многих местах изобильные ключи горного масла, сверх сего большей, или меньшей величины пучины, или горловины, изрыгающие солоноватой ил, смешенной с великим количеством постоянного воздуха. Такие пучины, которые открылись прежде как на ровных местах, так и на высоте пригорков, я нашел местах в трех на полуострове Керчи. На острове же Тамани они находятся в семи, или осьми местах, и иные из них малы, иные велики; некоторые уже почти засыпались и иссякли, а другие во всей силе производят свое действие. Cиe наиболее видно в одной, находящейся на пригорке, лежащем весьма близко от назначенной вновь крепости Тамана. Она в поперечнике имеет несколько сажень, и беспрестанно клокочет по причине великого количества заключенного воздуха, расширяющегося в распустившемся иле, которой изливаясь оттуда течет тихо. Сверх сей пучины, находящейся на скате оного пригорка со стороны Темрукскаго Лимана, на вершине его видны три довольно великие кургана, которые без сомнения составились из илу, изверженного тремя подобными пучинами, открывшимися еще прежде. Два из сих курганов имеют при своих подошвах небольшие полукруглые озера, наполненные соленою и имеющей запах горного масла водою. При том жители поселившиеся в Еникуле за 15 или за 20 лет помнят бывший на сем пригорке выпал земли, сопровождаемый выкидыванием огня и теми же самыми явлениями, какие примечены были во время случившегося в феврале месяце 1794 года извержения на той части острова Тамана, которая прилегает к Северной косе и к Таманскому заливу. По словам татар действие всех пучин, или изрыгающих ил горловин, находящихся на полуострове Керчи и на острове Тамани, предшествуемо и предвещаемо было извержением огня и дыму, и более или менее сильным выпалом земли.

Когда получив сие предварительное познание, приближишся к оной сопке; то с первого разу без всякого труда можно видеть, что она есть нечто иное, как новое извергаемого ила жерло, которое от расширения подземного огненного воздуха и паров с выпалом открылось на вершине покатого пригорка, на котором уже было прежде отверстие в сем месте. Впрочем поминутное извержение было самое величайшее и самое изобильнейшее в сем роде, какие только случаются в сих местах. в том месте, где открылась сия новая пучина, была небольшая ямина на высоте пригорка, в которой от растаявших снегов и дождевые воды обыкновенно оставались долгое время, и которая служила, кажется, признаком бывшего весьма в древние времена на том же самом месте извержения, покрывшего поверхность пригорка илом, смешенным с кусками рухляковых камней, кои от прозябаемых на них растений и влияния воздуха уже переменили свое свойство. Последний бывший в сем месте выпал сопровождаем был треском подобным грому, или сильной пушечной пальбе; причем виден был всеми огонь в образе снопа около тридцати минут, и валил густой дым. Сей дым и сильнейшее клокотание, которое часть ила бросало далеко, продолжались даже до другого дня; а после сего беспрестанно изливался тихо жидкой ил, и составил шесть потоков, которые с вершины пригорка беспорядочно текли в равнину. Груда илу, составляющего сии потоки, была толщиною от 3 до 5 аршин, и можно положить, что содержала в себе по крайней мере 100,000 кубических сажен. Все сии потоки в июле месяце застыли, принявши весьма извилистую и растрескавшуюся на подобие глиняной земли поверхность; а отверстие, бывшее посреди сих потоков, было засыпано застывшим равномерно илом, так что без опасности можно было идти по нем. Однако ужасное клокотанье, которое явственно еще было слышно внутри горы, довольно доказывало, что ея внутренности не так были спокойны, как внешности оныя. Ил, изверженный из пучины, так же как из всех других ей подобных, есть мало отверделая глина изсиня пепельного цвета, состоящая из однородных частей с примешением сыпи, или неосязаемых крупинок блестящей слюды. Находящаяся в ней в небольшом количестве куски рухлякового, известнаго и песчаного стланцев отторгнуты, кажется, от слоев, лежащих выше горнила, из которого произошел выпал. Равным образом видимые на сих камнях хрустали и блестящие листы колчедана доказывают то, что жар сего горнила не столько был силен, чтобы мог разрушить те слои, в которых были сии колчеданы Сверх того самый ил был выброшен оттуда только теплой, и вероятно, что огненной сноп был действие флогистическаго воздуха, которой, кажется, был причиною сего извержения.

Все показывает, что горнило, от которого произошло все cие действие, было ниже морской поверхности. Впрочем по одним только догадкам можно заключить о его свойстве, и о причинах сего явления. из числа сих догадок одно то можно сказать с большею вероятностью, что находящиеся изобильно на полуострове Керчи и на острове Тамани ключи горного масла служат более нежели правдоподобным доказательством того, что несколько уже веков, как горит находящийся в великой глубине под сими землями слой каменных угольев, и причиняет может быть тот род туману, которым остров Тамане почти всегда бывает покрыт в ясную погоду. Когда море, нашедши какую-нибудь расселину, проникает в возгоревшиеся полости сих слоев; то справедливо, кажется, можно думать, что давление во все стороны претворившейся в пары воды и расширение различных чадов, или родов воздуха должны разщелять и разрушить верхние слои, дабы сыскать себе выход. Как скоро сей выход единожды будет ими найден и открыть, то расширение упругих летучих частице, перемешенных с илом: (ил сей может быть ни что иное, как смесь пепла каменных угольев, или смолистого стланца напитанного морскою водою): распучивая его должен быть причиною извержения оного посредством того выхода. При том разрушенные слои, оседая на толщу жидких тел, должны еще более умножать истечение оного тою открытою жерловиною; и сие должно продолжаться дотоле, пока все не придет в равновесие.


Растения и хозяйственная часть

Таврической области

В рассуждении Ботаники и хозяйственной части Таврическую Область должно разделить 1) на равнину, 2) на известковую, и 3) на горную полосы. Они бесконечно различны между собою как судя по прозябаемым на них растениям, так и по причине других качеств. В Горной части опять должно различать горы с их скатами к Северу от полуденных долин, лежащих по морскому берегу. Климаты обоих сих мест во всем между собою противны.

Совершенно ровная земля простирается от Перекопа почти до Симферополя, где она нечувствительно возвышается чрез всю ширину между Сивашем и Тарханским кутом, то есть, тем углом земли, которой выдался на Западе полуострова. Сия равнина, расширяясь кругообразно, простирается так же от Арабата и Феодосии по всему полуострову Керчи. Она покрыта отчасти суглинком, более черноземом, а в некоторых местах песчана. Та ея часть, которая прилежит к морю, особливо Тарханский кут, и лежащая около соленых озере места, содержат в себе более соли, и по сей причине голы. Впрочем исключая сии солоноватые степи, вся оная равнина покрыта довольно хорошею травою и пасьбами; особливо та оной часть, под которою простираются известные слои, а с ними вместе и низтекающая с горной части сырость. По всей сей равнине нет никаких почти особливых растений, которые бы ее отличали от равнин, лежащих около Днепра. Свойственные ей прозябения так же почти не много различны и обыкновенны, как на лежащих между Волгою и Доном хороших равнинах. Она отлична только тем, что на ней растет лоскутник (centaurea) нескольких родов, из которых один называемый Татарами Курай, служит главною пищею овцам. Впрочем великая часть сей земли способна, исключая чрезвычайно сухие годы, к земледелию, и произращает лучшую пшеницу. Верблюды, лошади и животные носящие волну, находят на ней отменно хорошие пасьбы. Но по всей равнине нарочито редко находится вода; и колодези, которые там Татары принуждены были копать, часто бывают очень глубоки.

Известковая часть есть тот поясе рухляковых и меловых второго ряда вышеописанных мною гор, которые служат чертою, отделяющею горную часть Таврической Области. Ежели бы все таврические реки не протекали чрез сию страну, и не орошали прекрасных оной долин; ежели бы при томе ея земли не были большею частью наклонены к Северу: то бы она подвержена была чрезвычайной засухе. Но в настоящем ея положении, хотя покрывающий оную слой чернозема часто бывает столько не глубок, что видны в нем прогалины белаго рухляка, или известнаго камня; однако везде представляются на ней весьма плодоносные жатвы, и приятнейшая долины со множеством садов и пасьб. Часть сей страны, наипаче лежащая по течению Качи и Бельбека, весьма свойственна к произращению винограда, и доставляет такое легкое, острое и приятное вино, которое часто бывает подобно Шампанскому, и которое бы могло быть еще превосходнее от хорошего приуготовления и от времени. Любопытные и редкие растения, которые родятся на сей земле, весьма многочисленны; так что приближаясь к сей известковой полосе, тотчас можно приметить великую в рассуждении сего перемену и множество таких родов прозябений, которых не можно отыскать во всем великом пространстве Российской Империи. В сей части Таврической Области с успехом могут быть заведены различные полезные насаждения. Из числа красильных растений там растут дикие красильное дерево (Rhus Cotinus), желтуха (Refeda Lureola), вайда, мариона и шафран; равным образом великое число употребляемых в лекарства и душистых, как, на примере, шалфей, рута, чабер, марьин корень, безвременный цвет (Colchicum), цикута, фиалка, и прочая. Там родится еще весьма хорошо и в великом множестве пять, или шесть родов дикого льна, которой бы можно было для опыта посеять. Равным образом там почти везде находятся лучшие кормовые травы и колосистые растения. Лес только растет мелкой; потому что слой чернозема не так толст чтобы дерева могли пускать глубоко корни. Однако должно исключить лощины и берега рек, где обыкновенная осокорь, раина или Крымская осокорь, и плодоносные дерева имеют довольную высоту, и где иногда находятся весьма толстые дубы, из которых отменитее всех растущий близ деревни Суреене: ибо пень его имеет в окружности даже до 30 футов.

Все ключи и текущие воды в сей стране весьма известковаты и на вкусе жестки, но здоровы, студены, и в великом находятся изобилии. Страждущие окисанием в желудке пищи в употреблении оных находят себе верное и при том приятное средство.

Вошедший там в употребление способ строения, то есть, составлять здание из находящихся в тех местах рухляковых и известных камней, связывая их известковатою, мало окреплою глиною, которой великое множество между каменными горами, хотя удобен и хорош для защищения от жаров, но не выгоден в рассуждении здоровья: по тому что такое здание долго сохраняете в себе влажность, и всегда вновь вбирает оную. Однако сей способ строения есть самый употребительнейший в Таврической Области, и при том лучше того, какой принять живущими на степи, где нет камней: поелику там употребляются в строение не обожженные из сырой глины кирпичи.

В сей известной полосе древними обитателями Таврической Области, Греками, или Готами везде, где утесистые стремнины представляли им безопасные места, высучены многочисленные пещеры, которые теперь весьма богаты селитрою.

Равным образом при небольших рукавах Севастопольского залива и в окрестностях Инкермана видны целые прясла скалы, которые изъедены и повредились от родящейся на них селитры. Камень сей скалы с лучшим успехом может быть употреблен при заведении селитряных заводов. С другой стороны на ровных местах пригодные к сему вещества находятся в каждой деревне, то есть, те кучи сносимой от давних времен в одно место, и чрез то весьма накопившейся золы, которые, по обыкновению Татар будучи благоразумно ими сохранены, могут служить к сему употреблению.

Горная часть в рассуждении своего возвышения, положены, почвы и произведений столько многообразна, что не возможно дать общего о ней понятия. Глубокая жолобины, по которым текут в ней к Северу реки, и скаты высоких гор, которые их окружают, изобилуют хорошими лесами, состоящими из высоких дерев, и при том всех родов; как то, в них есть дуб, бук, грабина, липа, вяз двух родов столько же родов ясени, рябинник, садовая рябина, множество родов крупного боярышника, осокорь, осина, орешник, калинник, кизил, лесная горькая вишня, разные так же роды других диких вишен и груш, дикие сливы и яблони, и прочая. На каменистых и голых горах в великом изобилии растет можжевельник двух родов, то есть, кедровой, которой имеет толстой, стебель и весьма способен к обрубке его ветвей на дрова, на подо6иe ветлы; и испанской мелкой, на котором красные ягоды. Равномерно по уступам приморских утесов весьма много так же лесу, особливо изобильно растет на них приморская сосна, которая может быть употреблена с пользою на пилку досок, а наипаче на топку смолы и жжения угольев.

Лежащие на высотах непрерывного хребта гор равнины, которые от вершин приморских утесов с отлогостью ниспускаются к Северным долинам, хотя безлесны, но представляют превосходные пасьбы стадам во время летних жаров, когда в низменных ровных местах травы начинают засыхать. Снеги правда там лежат до мая, и даже в остальную часть лета находят там в средине стоящих поблизости одна от другой скал впадины, и вырытые от разтаяния снегов произшедшими водами стремнистые котловины, в которых снег и лед всегда бывает. Однако сии прохладные всегда равнины столько же могут быть способны к содержанию хорошего рода животных носящих руно, сколько Астурийския горы пригодны для Испанских овец. Стада сих скотов, на которых природная шерсть без всякого о томе старания сделалась уже весьма тонкою и длинною, будучи пасомы на Таврических горах сделались бы более, нежели сколько можно ожидать, лучшими, если бы спустить с ними хороших Керманских, или Испанских баранов. Они бы могли проводить зиму в теплых, лежащих по Южному берегу, долинах в Западной части известнаго пояса, особливо на Гераклеотическом Херсонесе, где зима обыкновенно бываешь нехолодна и бесснежна.

Я приступаю теперь к описанию самых прекрасных долин, составляемых утесами высоких гор, и лежащих полукругами и на подобие амфитеатров вдоль Южного берега, начиная от Форуса даже до долины Коза и Отуза. Они наслаждаются таким же климатом, какой в Анатолии и в малой Азии, так что в них зима едва чувствительна. Белая буквица и весенние шафраны появляются там в Феврале, а иногда и в Генваре, на дубе же часто листы бывают всегда зелены. Помянутые долины составляют в рассуждении Ботаники и хозяйственной части самую важнейшую страну Таврической Области, а может быть и всего государства. Там подобно славе бессмертной нашей ОБЛАДАТЕЛЬНИЦЫ, всегда зеленеющий лавр, столь счастливо растущий в месте с мироносною маслиною, смоковное и гранатное дерева, каркас (Celtis orientalis), курма (Diofpyros Lotus), остатки может быть древнего садоводства Греков, манноносная ясень, скипидарное и кожевенное (сумах) дерева, ладонник имеющий шалфейные листы, пузырное (Colutea), слабительное (Emerus), и клубничное (Arbutus Andrachne) малой Азии дерева растут везде на открытых местах. Наипаче последнее, которое находится на самых утесистых приморских скалах, как своими прекрасными всегда зеленеющими листами, так и красною корою толстаго своего пня служит в зимнее время лучшим для них украшением. Грецкой орешник, и другие плодоносные дерева весьма обыкновенны в находящихся по сим долинам лесах, или лучше сказать, их леса часто бывают не что иное, как природный плодовитый сад. Там во многих местах морских берегов изобильно растут каперсовые кусты, которые никогда не были сеяны. Дикой и насажденной винограды наперерыв вьются в верх по весьма высокими деревам, потом опускаются в низ, и опять поднимаются, и вместе с расцветающею бековиною (Vitalba) составляют цветочные соплетения и беседки без всякого употребления к тому искусства. С одной стороны прекрасный, и вместе приводящий в ужас вид, какой представляют возвышающиеся даже до облаков горы, и разрушившиеся чрезвычайные скалы; а с другой сады с весьма изобильною зеленью, естественные водометы и водопады, текущие со всех сторон, наконец необозримая отдаленность представляемая морем, делают сии долины такими живейшими и пленительнейшими картинами, которых самое высокое стихотворческое воображение не может ни представит себе, ни описать. Простая жизнь добродушных нагорных Татар, которые обитают в сих райских долинах; покрытые землею их хижины, которых половина высучена в камне лежащем по скату гор, и которые почти не видны за чащею листов окружающих их дерев; стада козлов и небольших овец, рассеянные по бокам стоящих посреди безмолвия скале, и раздающийся только между оными звук пастушьей свирели; словом, все изображает здесь златой век природы, все вливает любовь к простой, сельской и уединенной жизни. Сии места возрождают привязанность к свету, который ужасы войны, отвратительное свойство лукавого обхождения, и роскошь, распространившиеся в больших городах вместе со свойственными великим обществам пороками делают почти несносным оставившему светские суеты просвещенному человеку. В сих прекрасных долинах могут быть заведены растущие в Южной Европе и Малой Азии самые полезные насаждения для блага России, которая нигде не имеет столь изящного климата. Там могут удобно произрастать, и отчасти уже находятся лучшие плодоносные прозябения. Там можно завести оливы и фиги хороших родов. Ежели ежегодно сеять кунчутное семя, или сезам, cие другое пригодное для бития масла растение, то оно всегда будете поспевать. Оранжевые, лимонные дерева, особливо называемые Бадрянки, которые гораздо крепче первых, могут там, при помощи весьма малого закрытия и старания, остаться невредимыми во время зимы. Виноград год от году мог бы там родиться лучше, если бы для разсажения со знанием стали выбирать лозы способнейших родов; сверх того стараться о размножении сего рода садоводства по местам различного положения, и на различных почвах, которых действие в рассуждении качества вина теперь уже известно; и ежели бы с большим рачением обходились при выжимании из него соку, и при сохранении вин. Аптекари могли бы там развести великое множество превосходных врачебных и красильных растений, которые теперь выписываются еще с Архипелажских островов, из Греции, малой Азии и Персии. Некоторые из них, на пример, скаммонея, нарде, (Valeriana Nardus), манноносная ясень, скипидарное, красильное и кожевенное дерева, подсолнечник,(Сгосоп tinctorium), из которого получается синяя краска, там растут уже дикие. Сверх сего можно было бы зависти многие крепкие и полезные иностранные дерева, особливо имеющие отличный цвет, и употребляемые в наборных столярных работах; равным образом кипарис, дуб, на котором растут чернильные орешки и те желудки, которые нужны на сафьянных заводах; корковое, или пробочное дерево, и тот род дуба, который производит кермес; даже и сахарной тростник мог бы с успехом может быть там расти в некоторых долинах.

Вообще прозябаемость горной части Таврической Области столько изобильна и достойна внимания, что из числа находящихся там растений есть несколько сот таких, которые не находятся в других местах Российской Империи, и из которых не малое число новых и до сего неизвестных родов.


о животных таврической области

В Таврической Области немного видов, и весьма малое число диких четвероногих животных. Одни только зайцы там в великом множестве; равным образом дикие козлы и лисицы нарочито обыкновенны. Напротив сего барсуки и волки редки; а олени или маралы, которые водятся только в лежащих около горы Чатырдаг лесах, еще реже. Медведей и векшей совсем нет в сей стране. Так же весьма мало куниц, хорьков, перевязок, земляных зайцев и сусликов. Последние из них находятся только в равнине. Лесная крыса развелась там с давних времен. Куторы есть весьма мелкого, а летучие мыши разных родов.

Гораздо более на сем полуострове диких птиц. Самые обыкновенные из них суть серые куропатки, во время же отлета перепела, которые слетаются осенью на полуденный 6ерег, чтоб оттуда перебраться стадами в Анатолию. Во время зимы весьма много бывает больших дудаков, или драхв и стрепетов, которые летают малыми стадами. Горные журавли бывают часто, особливо на степных местах около соленых озер, и летают так же стадами; напротив сего большие журавли весьма редки. Совы, сычи, и другие нощныя птицы, которые находят себе приятное убежище в пещеристых скалах, во время ночи оглашают своим криком все долины, находящаяся в горной части. Обыкновенные вороны, галки, которые бывают здесь нередко совершенно белыми, синеворонки, сороки, скворцы, черные и серые дрозды, и щуры везде находятся в великом числе. Соловьи и другие небольшие, и питающаяся насекомыми птицы, перелетают только чрез сии места, и редко там вьют гнёзда. Немного так же там родов малых питающихся зернами птиц. В Таврической Области нет ни фазанов, ни глухих, ни обыкновенных тетеревей, хотя последние из них долетают до Азовского моря, а фазаны водятся по всей Кубане даже до самого Тамана. В рассуждении водяных птиц нет другой страны, которая бы столько была ими недостаточна, как Таврическая Область. На морских берегах видно только бываете несколько стад небольших уток, и некоторого рода рыболовов. Неясыть, или баба, и бакланы водятся только на Азовском море и на Босфорском пролив; а кулички появляются во время отлета.

В весьма быстрых, каменистых и обыкновенно мелководных Таврических реках очень мало водится рыб, кроме форелей, небольших усачей и снятков. Напротив сего при морских берегах ея много. Они изобилуют различными оной родами, из которых самые многочисленные суть кефаль, небольшой род скомбера, сельдь или алоза, и некоторой род салакуши. Сии рыбы имеют ход, и обошедши вокруг все Черное море уходят из него чрез пролив в Белое и Средиземное моря. Скомберы весьма хороши соленые, кефалы копченые, а провесная икра сей последней рыбы весьма уважается Архипелажскими жителями. Алоза и салакуша имеют так же ход близ берегов, однако не употребляют еще там нужного рачения о ловле оной. Некоторой род камбалы, морские окуни, или скорпиди, бычки, так называемая Галея, несколько родов спаров и лабров и прочие, составляют там самое большое количество. В Босфорском проливе, около устья Кубаны, и при берегах Азовского моря производится не маловажная ловля осетров, белуг и севрюг, которые приходят туда для метания икры и зимования, наиболее к устьям Кубани и Дона, которые воду Азовского моря делают не столько соленою.

Земноводные животные, которые водятся в Таврической Области, заключаются в немногих родах. Ехидны ( Coluber Berus) там весьма редки, и водятся только в равнине, так же как и ужи. Желтопузик, которой длиною бываете почти в сажень, более других находится по горам. Зеленые ящерицы чрезвычайной величины водятся в известковой стране. Другой род желтобрюхой ящерицы находится везде; а третий весьма тонких ящериц, между скалами. Сии последние с таким проворством бегают, что кажутся почти летающими. Большая безногая ящерица (Lacerta Аpoda) в великом числе, подобно как на кавказских горах, водится по Южным долинам.

В Таврической Области немного находится родов насекомых, особливо бабочек; что тем более кажется странным, чем более она произращает различных прозябений. Я приметил только около тридцати новых родов, каких нет в других Южных странах Российской Империи, и которые может быть находятся, так же в Анатолии, на Кавказских горах, и в Молдавии. Из числа самых обыкновенных там насекомых суть большие вредные сороконожки, живущие везде под камнями. Тарантул и ядовитой паук (Phalangium araneoides) здесь гораздо реже, нежели в других местах. Между развалинами скал лежащих по Южному берегу находят в великом числе скорпионов малого роду, и некоторый род жуков чрезмерной величины, блестящего на подобие полированной стали цвету, которые на несколько футов от себя бросают столь едкую жидкость, что ежели она попадет в глаза, то лишает на несколько дней зрения. Таврическая Область счастлива тем, что в ней нет комаров и других крылатых насекомых, которые жалят и в великом числе беспокоят жителей других Южных наших стран. Здесь водится только едва приметный глазу род мошек, так что когда он летит, то не более можно его видеть, как носящуюся в воздухе пылинку. Но между тем они жалят в кожу, оставляя на ней не более точки количество выступившей крови. Cиe небольшое насекомое, подобное Баннатской мошке появилось недавно, особливо около Инкерманских болот.

На изобильных раковинами берегах Черного моря ловятся различные роды круглых и мелких хорошего вкуса морских раков. В грядах устерсовых раковин, которые лежат во многих местах при сем морском береге, находятся отменного вкуса устерсы, которых цветной череп гораздо тонее, нежели тех, каковые ловятся в других Европейских морях. Мушели есть везде, но находящиеся в Феодосийском заливе отменной, величины и вкуса. В них часто находят, иногда в великом числе, небольшие жемчужные зерна лучшей доброты. Блюдечки, или пателлидии весьма обыкновенны по всему Южному берегу. Впрочем, в близлежащем море мало находится черепокожных. Некоторой роде небольших морских рожков и улиток, некоторые гребешки, песчанки, или морские улитки, морские стручки, и малые устерсы С. Иакова составляют почти все то, что из сего рода там находится. В Черном море весьма мало родится животнорастений и червей: но к несчастью те, которые проточивают корабли, рассеяны по всему берегу даже до Босфора, и причиняют великий вред военным судам. Морские желуди, гвоздички, и небольшой род морских фонтанов (Ascidium), суть почти одно приставшая к камням, или сидящие животные, которые родятся в сем море. Там плавает в великом числе, особливо во время лета, некоторой роде крестообразного морского киселя, сверх сего так же некоторые малые и неприметные простому глазу существа иногда во время великих жаров делающие море светящим.

Я приступаю теперь к описанию домашнего скота, который в Таврической Области составляет знатную часть богатства, и которого усовершенствование посредством соединения с ним лучшей доброты их рода животных может еще более умножить сию отрасль изобилия.

Домашний скот, который наиболее плодится в Таврической Области, состоит из двугорбых верблюдов, лошадей, коз и овец. Быки там мелки, а буйволов держат в небольшом числе, и только близ моря и в горных странах, покрытых лесами и сочными травами. Верблюды могли бы еще более расплодиться на ровных Таврическихе местах, особливо там, где по близости соль, и в том лежащем к самому западу углу полуострова, которой известен поде именем Тархане-Дипе, или Тарханский кут, где земля вообще солоновата. Но большего достоин внимания и попечения роде белых верблюдов, по причине того, что их шерсть во всякой цвете весьма хорошо можно окрасить. Сверх того сие животное весьма полезно, кажется, может быть в войске для перевозки тягостей и артиллерии по самым трудным проездам. Верблюды в Европейских сражениях могут еще приносить другую пользу. Их можно иметь при пехоте для того, чтоб обратить в бегство всю неприятельскую конницу, в случай нападения оной: поелику ни одна лошадь, которая не привыкла их видеть, не может их сносить, и при первом взгляде на сие животное бежит прочь, так что ее никак не можно уже удержать.

Татарские лошади столь известной доброты, особливо для употребления их в легкой коннице, что я почитаю за ненужное более о сем говорить. Но хорошие действия, которые там выписанные из Турции и Аравии жеребцы произвели на конских заводах, принадлежащих богатым тамошним Мурзам, показывают, что сей род может еще более быть усовершенствован посредством случения с лучшими родами. Я думаю, что Испанские и Аглинские жеребцы могли бы там сделать великую перемену, особливо в рассуждении росту сих лошадей. Должно надеяться, что тот род лошадей, которой Черноморские Казаки начинают заводить на острове Таман и по Кубан реке, сделается еще лучше Татарских лошадей; наипаче если они употребят старание достать себе большого росту Абассинских жеребцов.

Носящие волну Таврическия животные суть двоякого весьма различного между собою качества в рассуждении их волны, хотя в рассуждении их мяса они равномерно превосходны. Те, которые водятся в равнине, крупные, но имеющие шерсть жесткую, смешенную с волосами, которую можно употреблять только на валяные войлоков, и на другие грубые изделия. Овчины, которые снимают с ягнят сего рода, составляют превосходный в торговле товар. Те, которые снимают с ягнят, родящихся везде по Тарханскому куту, и которые по большей части бывают серые, продаются особливо в Польшу толь знатною ценою, что составляют важную отрасль торговли. Овцы, которые водятся по горам, хотя мелки, но весьма важны по причине их шерсти; ибо она сама собою бывает на них длинна, ровна, мягка и весьма способна к пряже. Она бы могла сделаться еще лучше, если бы выписных баранов пустить в отобранное стадо лучших овец; и если бы по мере их разложения раздавать из него хороших баранов в стада, принадлежащие частным людям. Таким образом нечувствительно, переводя тамошних баранов, и отделяя хорошие стада, можно бы наконец дойти до того, чтобы сделать гораздо совершеннее весь тамошний род сих животных, и чтоб доставлять на наши суконные фабрики такую шерсть, которая бы по крайней мере равнялась своею добротою с Аглинскою. Скотоводство, какое ныне во многих местах уже употребляют в рассуждении сих стад, действительно таково, какое должно быть, и какое наблюдается в Испании. При наступлении жаров гоняют их на высокие лежащие на вершинах непрерывных гор, или Яйлы равнины; а зимою пасут их в теплых долинах, находящихся в известковой полосе, и на Херсонесе, где зима всегда бывает весьма сносна. Одна невыгода в рассуждении овец в сей стране есть та, что великое множество растет в ней колючих трав и кустарников, особливо держидерева, о которые овцы цепляясь теряют шерсть. И так надобно бы с возможным старанием истребить там сии вредные растения, наипаче в тех местах, где оные стада должны часто проходить.

Равным образом чтобы род сих овец остался неповрежденным, и чтобы между ими не было выродков, нужно, кажется, отделить от них великое множество козлов, которых держат в Таврической Области, и которые весьма нужны для сафьянных заводов. По крайней мере козлы не доедали бы более травы, которою питаются овцы, и лучше бы могли плодиться на самых утесистых скалах, и на местах покрытых мелким грабыльником и колючими кустарниками, куда совсем не должно пускать овец. В Таврической Области можно бы получать немалое количество пуху, который под шерстью зимою имеют козы, и который они теряют весною. Можно бы собирать его в изобилии в сие время, или для сего зимою чесать коз под брюхом. Сей пух, который имеет такую тонкость и упругость, что превосходит самую мягкую шерсть, составляет главное вещество, из которого делаются столько уважаемые, и столь дорого ценимые Кашемирские и Тибетские шали, или кутаки. Ежели у нас нет еще сих фабрик, то по крайней мере сей пух можно бы дороже шелку продавать Агличанам, которые его жадно ищут.

Рогатый скот, даже, самые буйволы в Таврической Области не дорастают до совершеннейшей меры. Сочные пасьбы там весьма редки: от чего таврический скот, подобно Кавказскому, большую часть года бывает худ и тощ. Не взирая на то он тем более способен к землепашеству, и тем легче бывает для перевоза тягостей. Всегда увидишь Татарских и Черкесских волов, которые бегут большою рысью, почти так же скоро, как лошади. Но совсем противное сему видно на равнинах острова Тамана и по реке Еи, куда Черноморские Казаки привели несколько крупного украинского скота с таким хорошим успехом, что тамошний род может со временем превзойти переведенный туда скот, и служить великою помощью для продовольствования столице.