И. Педдакас. Что представляет собой восточный район Южного берега от Алушты до Кутлака.

И. Педдакас. Что представляет собой восточный район Южного берега от Алушты до Кутлака.


 

До настоящего времени береговую полосу от Алушты до Кутлака не принято было считать частью южного берега Крыма (ЮБК). Указывалось обычно, что климат суровее, чем в западной части, что дуют постоянные ветры, что растительность не южная и т. д., некоторые исследователи даже Алушту как-то нехотя относят к ЮБК. Причина заключается в слабом знакомстве с этой восточной полосой, или в пренебрежительном отношении к ней, а иногда некритическое отношение к общепринятому мнению. Согласиться с этим нельзя.

Восточная часть ЮБК от Алушты до Кутлака занимает площадь около 400 кв. км, имея среднюю длину 41,6 км и ширину 9,6 км. Она поднимается от берега Черного моря к северу на высоту 1278 м, в западном конце и на высоту 876 м в восточном конце и перерезается целым рядом балок и долин. Все эти балки и долины имеют направление с юго-востока на северо-запад. Друг от друга они отделяются довольно высокими хребтами.

Северный высокий край прибрежной полосы защищен от северных ветров следующими высотами в направлении с запада на восток:

Демерджинской Яйлой 1278 м высоты, Тырке 1236 м высоты, г. Каратау 1216 м высоты, г. Такья-Ота 1257 м высоты, г. Кенгечь-Оба 1136 м высоты, хребтом Хаплузея-Хаясы 1095 м высоты, г. Хриколь .1025 м высоты, г. Катран-Яккан Тепе 1011 м высоты, г. Кыргуч 909 м высоты, г. Сори 1048 м высоты, г. Лю-Кая 1008 м высоты, г. Караул-Тепе 982 м высоты, г. Сугут-Оба 953 м высоты и Куркушлы-Оба 877 м высоты.

Доминирующей горной породой в этом районе является юрский глинистый сланец или шифер, который, начиная от берега моря, поднимается к вышеупомянутым горным вершинам, расположенным на северном краю полосы, где он местами переслаивается конгломератом, как например, под Демерджинской яйлой и известняками, как в Кок-Асан богазе, в верховье Ускутской долины. Только в 4 местах глинистый сланец прерывается кристаллическими—изверженными породами: в Куру-Узени, выше Арпата, по дороге между Арпатом и Шеленом и между Шеленом и Вороном. В Кутлакском районе развиты крупногалечные и валунные конгломераты и известняки.

Сланцы были, по-видимому, везде покрыты делювием, который в долинах достигал большой мощности, судя по отвесным стенам, например в Ускутской долине.

В горной местности весьма трудно определить почвы шаблонным способом, так как они на сравнительно небольшом пространстве быстро меняются и состоят из весьма разнообразных горных пород, поэтому практически их можно делить на типы соответственно типам горных пород данной местности.

В речных долинах почвы весьма разнообразного состава, смотря по тому, откуда речные воды приносят свой материал: то они являются глинистыми, то глинисто-песчаными, то песчанистыми, то песчанисто-гравиальными, то чисто гравиальными. Почвы речных долин считаются довольно плодородными, исключая чисто галечные почвы. Лишь плотный пластовый шифер представляет более бедную почву; на нем весьма медленно растут только дикие растения, не требующие большого количества влаги для своего роста; культурные растения на такой почве требуют искусственного разрыхления для своего роста.

Что климат восточной части ЮБК не холоднее, не суровее и вообще не хуже, чем в западной половине, служат доказательством не метеорологические многолетние данные температур, которых по данной территории фактически не имеется, а растительность данной местности, именно вечнозеленые древесные породы, которые характерны для средиземноморской флоры и растут в западной половине ЮБК, как кипарисы, лавры, лавровишни, буксус, вечнозеленая калина, маслина и др. и из плодовых деревьев инжир или фиговое дерево, которое очень чувствительно к холоду. По отрывочным данным жителей Куру-Узени и Кучук-Узени, там даже теплее, чем в Алуште; то же подтверждают садовники и огородники. Затем эта часть ЮБК с севера защищена более высокой стеной из горных вершин, чем полоса ЮБК от Ай-Петри до Ласпи. Эта стена в западной части имеет высоту 1278 м, а в восточной части спускается до 877 м высоты; стена — горный хребет, защищающий район Алушта — Ласпи от Ай-Петри, с высоты 1230 м спускается до высоты 623 м. Самые низкие три горных прохода в восточной части имеют высоты 566 м, 571 м и 622 м, тогда как горные проходы в западной части, именно Безыменный — 568 м, Байдарские ворота 497 м и Ласпинский 449 м высоты. Из этого можно заключить, что западная часть ЮБК в своем западном конце хуже защищена от северных и северо-восточных ветров, чем восточная часть ЮБК от Алушты до Кутлака. Несмотря на это, Ласпинская долина считается частью ЮБК; на этом основании тем более восточную часть от Алушты до Кутлака следует считать продолжением ЮБК, т. е. южным берегом Крыма следует считать всю полосу или весь южный склон главной гряды Крымских гор от Ласпи до Кутлака.

Данный район ЮБК в отношении флоры можно разбить на три полосы:


  1. Нижняя полоса вечнозеленых древесных пород, виноградников и фруктовых садов от берега моря до высоты 200 м над у. м.

  2. Средняя полоса пшеницы, ячменя и кукурузы от 200 м до 400 м над уровнем моря.


3. Лесная полоса от 400 м до 1000 м и выше над уровнем моря.

В береговой полосе в некоторых местах культивировалась парковая вечнозеленая древесная растительность средиземноморской флоры: кипарисы, буксусы, лавры, вечнозеленая крушина, вечнозеленый бересклет, вечнозеленая калина, лавровишни и другие. Из фруктовых деревьев местное население преимущественно разводит шелковицу константинопольскую, инжир, яблони, груши, сливы, айву, виноград и грецкий орех. Из яблонь следующие сорта: синап, бумажный ранет, красный кальвиль, белый кальвиль, шафран, полосатый шафран, золотое семечко и др. Виноградные сорта: чауш, шабаш, кокур, кон-дулостау, лакит, изабелла и осма. Из слив сорта: изюмерик, арпат, алерик, биазерек. Груши: буздурган, беребоск, фердинанд, рояль и др.

Из дикорастущих древесных пород в нижней полосе растут дуб пушистый, мелколистный граб, терпентинное дерево или дикая фисташка, держидерево, боярышник, шиповник, гребенщик, который растет обыкновенно при устье рек и балок. Кипарисовидный можжевельник, который в долине Канака составляет целые рощи из крупных экземпляров. Это дерево заслуживает особенного внимания. Ученый Кеппен говорит, что в постройках оно держится очень долго, не подвергаясь гниению, ни червоточине; вытекающая из него смола, наподобие сандарака, в Средней Азии известна под названием „арче» и идет в продажу. Из этого видно, что этот можжевельник представляет весьма ценный материал. Затем встречаются ясень, неклен, красильщик или сумах, листья которого идут на дубление кожи; местами встречается вьющийся ломонос, который вместе с диким виноградом поднимается на деревья и составляет крымские лианы. В более или менее сырых местах растет ожина, дающая вкусные ягоды и в то же время служащая живой колючей изгородью для фруктовых садов и виноградников. На шиферных береговых крутых склонах зеленеет весною вечнозеленый молочай, а летом там же расстилает свои ползучие плети (ветви) коперец; нераспустившиеся цветовые почки его употребляются в пищу. В этой же полосе в последнее время сильно распространилась полынь, которая, вероятно, занесена со степи и теперь вытесняет траву.

Во второй средней полосе местами сохранились еще кусты гладколистого дуба, ясени и клена; сюда из 1-й полосы поднимается местами и пушистый дуб, мелколистый граб, боярышник, держидерево, ожина и др. В западную часть средней полосы поднимается и терпентинное дерево. Большая же часть этой полосы лишена древесной растительности; последняя уничтожена человеком. Из двухдольных трав особенно поражают среди кустарников красные ковры гвоздики.

В лесной полосе мы наблюдаем гладколистный дуб, ясень, клен, изредка липа. В верхней части полосы растет бук и широколистный граб, местами встречается лесной орех. В этой полосе почти что отсутствует сосна, как Крымская, так и северная, которые распространены в западной части ЮБК. Вообще в этой полосе мы не встречаем того крупного стройного леса, который имеется в западной половине. В Канаке сохранились несколько сосен.

Фауна этой области мне мало знакома, но думаю, что она мало отличается от фауны Алуштинского района, которая мною описана в 1933 г. Некоторые обычные виды фауны отсутствуют: олень и дикая коза или косуля; причина тому—отсутствие обширных лесов. Очень редко встречается куница. Напротив, зайцев много.

Больших оползней в этой полосе ЮБК нигде не наблюдается.

Водные ресурсы района необходимо рассмотреть для каждой долины в отдельности.

Выше при геологическом описании было упомянуто, что нижняя береговая полоса состоит главным образом из юрского глинистого сланца или шифера; он водонепроницаем и поэтому в этой полосе никаких более или менее обильных источников нет, за исключением нескольких небольших, непостоянных. Постоянные же источники приурочены к песчаникам, конгломератам и к трещиноватым известнякам; последние главным образом развиты на Яйле. Поэтому все источники расположены выше в лесной полосе, за исключением некоторых вторичных, расположенных внизу в долинах.

Используя, как современные измерения расходов воды, так и данные Крымских водных изысканий за 1914 и 1915 гг., получаем следующие подсчеты водных ресурсов в долинах восточной части ЮБК.

I, Долина Семидворье. В верховье балки Семидворье находятся два источника, которые в августе 1933 г. дали вместе 60000 ведер в сутки и в балке Шахман-Дере 18000 ведер, что вместе в сутки составляет 78 тыс. ведер, а в год 348,7 тыс. куб. м воды. Водосборная площадь долины Семидворье равняется 6,5 кв. км. Общее количество осадков для данной местности неизвестно, но для соседних местностей, для Алушты и Демерджи, по данным за 1914 и 1915 гг. установлено для Алушты 420 мм и 472 мм, а для Демерджи 610 ми, и 549 мм, среднее количество будет 515 мм, что приблизительно верно для Семидворья. Вся площадь получает в год 3 347 тыс. куб. м. Из этого количества 9/10 частей испаряется и усваивается растениями и только 1/10 доля доходит до берега моря и стекает ежегодно в море без пользы для человека, разумеется, кроме гравиалной воды, которую измерить нельзя. Значит в море уходит 335 тыс. куб. м.

II. Долина Сотеры. Долина Сотеры или Балка Биюк-Дере имеет в верховье 9 постоянных источников, которые вместе дают в сутки 58544 ведер, что составляет в год 21 368 тыс. ведер или 267 тыс. м3 воды. Водосборная площадь долины Сотеры равняется 12,5 кв. км, которая дает от осадков в 500 мм – 6250 куб. м. Приблизительно 1/10 часть этой воды доходит до берега моря, т. е. 20 000 куб. м., значит это количество воды может быть задержано на верху в бассейне или запруде и употреблено на мелиорацию долины.

II. Долина Куру-узени. в верховье реки Куру-узени имеются 8 постоянных источников, которые вместе дают 24 615 ведер в сутки, а в год 112 000 куб. м. воды. Площадь долины Куру-узени равняется 14,7 кв. км. Если принять годовое количество осадков для Куру-узеньской долины 544 мм, то ежегодное количество воды от осадков будет 8144 тыс. куб. м. Среднее суточное количество воды при устье Куру-узени установлено в 151 630 ведер, что за год составляет 692 тыс. куб. м. воды, без пользы уходящей в море; оно может быть использовано для мелиорации.

II. Долина р. Улу-узени. На водосборной площади р. Улу-узени имеются 23 постоянных источника, которые вместе дают в среднем 741 195 ведер суточного дебита, что в год составляет 3386 тыс. куб м. воды. Вся водосборная площадь р. Улу-узени равняется 34,8 кв. км, а среднее годовое количество по всей площади примем 615 мм; при этом получаем 20 172 тыс. куб. м. воды в год. Река Улу-узень измерена была в 1915 году Партией крымских водных изысканий на берегу моря в дер. Куру-узени со средним суточным дебитом в 3 184 440 ведер, что в год составляет 14 529 тыс. куб. м. воды.

Долина Улу-узени одна из богатейших в водном отношении долин на ЮБК. Это богатство заключается в многоводномй реке Улу-узени с водопадом Джур-Джур, кроме вышеупомянутых 23 источников. По измерению Партии крымских водных изысканий водопад Джур-Джур дал в 1915 году в среднем в сутки 2 617 700 ведер воды; 15 августа от ливня на Демерджинской Яйле было 45 000 000 ведер воды. За 5 дней перед тем, т.е. 10 августа, был наблюдаем минимальный дебит в 711 700 ведер. Из этого видно, что амплитуда колебания дебита громадна, почти в 76 раз. Водосборная площадь р. Улу-узени выше дер. Улу-узени и равняется приблизительно 20 кв. км., причем если среднее годовое количество осадков 800 мм.и если в почву проникает не более 20%, т.е. 160мм., то мы должны получить только 256 000 000 ведер; тогда как на самом деле расход воды составляет 1 204 171 500 ведер воды. Чем выше мы поднимаемся по руслу р. Улу-узень, тем меньше становится водосборная площадь и тем яснее подтверждается явление конденсации влаги для образования источников. Водосборная площадь выше Джур-Джура не больше 10 кв. км. и через инфильтрацию мы должны получить всего 128 000 000 ведер, а на самом деле мы получаем 2 617 000 ? 365 = 955 520 000 ведер, что в 705 раз более предполагаемого количества. Если руководствоваться исследованиями проф. Эбермепера, по которым в почву проникает только55 атмосферных осадков, то теория конденсации становится еще разительнее, тем самым подчеркивая, что Яйла для крымского водного хозяйства имеет исключительное чрезвычайно важное значение. Яйла представляет из себя громадный крымский водный завод, трещиноватый бассейн или грандиозный холодильник конденсатор, где берут начало все крымские реки и источники. В трещинах, пустотах и пещерах Яйлы происходит непрерывно конденсация водяных паров в воду; этому процессу содействует холод, снег и лед, который сохраняется в некоторых ямах, глубоких колодцах и пещерах, как например на Караби-яйле. Чем больше трещин, чем больше их объем, тем лучше действует конденсатор.

V. Долина Кучук-узеньская. В Кучук-узеньской долине имеются 7 постоянных источников, которые вместе дают в среднем в сутки 204800 ведер, а в год—934 тыс. куб. м воды. Водосборная площадь Кучук узеньской долины или р. Орта-узени равняется 23,8 кв. км, а среднее годовое количество осадков 679 мм. В результате в год получается—16 160 тыс. куб. м воды. По измерению Партии крымских водных изысканий средний суточный дебит р. Орта-узени в дер. Кучук-узень 611280 ведер, что в год составляет 2789 тыс. куб. м воды. Из этого видно, что в Кучук-узеньскую долину с Караби-Яйла, которая расположена над ней, попадает мало конденсационной воды. Эта свободная вода может быть использована так или иначе на мелиорацию данной долины.

VI. Туакская долина. В Туакской долине имеется 9 постоянных источников, которые все вместе дают в среднем 175016 ведер в сутки, а в год—799 тыс. куб. м воды. Для Туакской долины нет годовых измерений как для предыдущих долин. Речка Туак была только раз мною измерена 13 июня 1893 г. с суточным дебитом 195840 ведер, что в год составляет 893 520 куб. м воды. Водосборная площадь Туакской долины равняется 54,4 кв. км. Среднее годовое количество осадков по всей площади примем 600 мм, тогда со всей площади получим в год 2611200000 ведер или 32640000 куб. м воды. Предположим, что до берега моря доходит только 11у часть, т. е. 4080 тыс. куб. м, тогда средний суточный проток в Туаке будет 894 тыс. ведер, что приблизительно верно, учитывая средний суточный дебит р. Орта-узени, на которой водосборная площадь вдвое меньше Туакской. Следовательно и в Туакской долине имеется излишек, который уходит без пользы в море и может быть использован для мелиорации долины.

VII. Канакская долина. Из всех долин Канакская самая бедная в водном отношении. В ней, насколько известно, нет постоянных источников. Принимая количество атмосферных осадков в ней около 550 мм, водосборную площадь в 20 кв. км и допуская, что ‘/з часть доходит до моря, мы получим годовой расход воды на берегу 1375 тыс. куб. м Таким образом, несмотря на водную бедность этой долины десятки миллионов ведер воды уходят без пользы в море и следовательно могут быть использованы для мелиорации.

VIII. Ускутская долина. Ускутская долина имеет 15 постоянных источников, которые вместе дают 118796 ведер среднего суточного дебита, что в год дает 542 тыс. куб. м воды. Водосборная площадь Ускутской долины равняется 37,5 кв. км. Приняв среднее годовое количество осадков в 600 мм, мы получим за год 22500 тыс. куб. м воды. Предположим, что из этого количества ‘/в часть доходит до берега моря, т. е. 2812 тыс. куб. м. Эта вода не только уходит без пользы в море, но иногда причиняет громадные убытки населению, уничтожая фруктовые сады и виноградники и унося домашний скот в море. Эта вода должна быть использована для мелиорации долины.

IX. Арпатская долина. Арпатская долина имеет 9 постоянных источников, которые вместе дают в год 423 тыс. куб. м воды. Водосборная площадь Арпатской долины равняется 22,7 кв. км. Годовое количество осадков, как в Ускутской долине, примем 600 мм. Из этого количества 1|а часть доходит до берега моря, т. е. 1702 тыс. куб. м которые могут быть использованы для мелиорации долины.

X. Долина Чобан-Куле. Для определения водных ресурсов долины Чобан-Куле данных очень мало.

XI. Капсихор-Шелевская долина. Для определения водных ресурсов этой долины нет никаких данных.

XII. Ворон-Ай-Серезская долина. Ворон-Ай-Серезская долина имеет 14 постоянных источников, которые вместе дают 521 тыс. куб. м. Водосборная площадь долины равняется 50 кв. км; осадки принимаем в 600 мм. Подсчет показывает, что 3750 тыс. куб. м уходит без пользы в море.

XIII. Куглакская долина. В Кутлакской долине 2 источника, которые вместе дают в год 173 тыс. куб. м воды. Водосборная площадь долины равняется 28,3 кв. км, количество средних годовых осадков можно принять в 550 мм. Уходит в море 1946 тыс. куб. м.

Судя по этому описанию, восточная полоса ЮБК с большим излишком воды должна была бы представлять цветущий сад, а на самом деле это не так: большая часть этой полосы пустынна. Чтобы в этом убедиться, стоит только подняться на одну из горных вершин, расположенных на северном краю этой полосы, например, на Сори. Тогда у ваших ног внизу расстилается желтовато-серая безотрадная пустыня; поперек которой узкими темными лентами проходят оазисы; это фруктовые сады и виноградники. Из общей площади в 40000 га растительные культуры занимают всего 3000 га, леса 10000 га, неудобные места 2000 га, остальное пространство в 25000 га представляет дикие пустынные голые места, кое-где покрытые низким кустарником дуба, граба, держидерева и боярышника. Оголение этой полосы происходило, конечно, постепенно с древнейших времен. Нужно полагать, что в доисторические времена и в начале истории вся эта местность была покрыта густым дремучим лесом. Первые культурные поселенцы — греки начали вырубать леса, чтобы подготовить почву для посадки культурных растений, вывозили из этих мест строевой и корабельный лес. Оттого, вероятно, называли ЮБК „Дори», что значит по-гречески бревно, балка, корабельная балка. По мере того, как разводили все больше и больше садов и виноградников, стали называть эту страну „Климата», что по-гречески значит виноградные лозы. Из этого видно, что уже в древности ЮБК был покрыт виноградниками. В средние века, когда генуэзцы владели ЮБК, эти места были покрыты сплошными виноградниками и фруктовыми садами. По мере увеличения садов, вырубались и леса, так что полоса леса стала все уже и уже. Вместе с садоводством занимались и скотоводством, главным образом козьеводством и овцеводством; козы помогали человеку в истреблении леса. Особенно сильно шло это оголение в дореволюционное время, когда богатые поселяне обладали стадами по 1000 штук коз и овец, которые произвели это оголение в совершенстве. Бедноте же приходилось ежегодно ходить на заработки к богатым помещикам западной части ЮБК. Мы ежегодно видели, как темно-бурые фигуры туакцев и ускутцев зимой и весной длинными вереницами, вооруженные штыковыми лопатами и виноградными ножами или серпами, тянулись в западный район на обрезку и перекопку помещичьих виноградников. Советская власть дала беднякам возможность соединиться в коллективы и сообща работать и бороться с природой и обратить разрушительные силы в полезные себе и государству.

Вследствие оголения почвы, состоящей из плотного водонепроницаемого шифера, ливневые потоки в этой полосе несут с окружающих долины холмов горный мусор на расположенные внизу сады и производят в них сильные опустошения или покрывают удобренную почву горным щебенистым мусором, или уносят удобренную землю в море, вырывая при этом местами молодые посадки. Особенно страдает от наводнений Ускутская долина. Так в 1905 г. июльский ливень уничтожил около 50 десятин садов; июльский же ливень 1900 г. уничтожил 30 десятин садов, а ливень 1883 г. превратил всю Ускутскую долину в сплошную реку и унес в море 60 штук скота.

Чтобы избавиться от этих стихийных, бедствий, нужно или строить громадные запруды в верховьях балок, что будет стоить очень дорого, или превратить водонепроницаемую -шиферную почву в водопроницаемую, рыхлую почву, которая поглощает атмосферные осадки и обращает их в полезный фактор. Другими словами надо обратить голые земли в виноградники и фруктовые сады, что будет стоить дешевле запруд. При этом достигаются три цели: население избавится от бедствий наводнений, получает новые фруктовые сады, которые не требуют поливки, как сады, расположенные в речных долинах и, в-третьих, образуются новые временные водные источники как результат конденсации водяных паров в разрыхленной почве. Спрашивается, возможна ли такая мелиорация района? Да это вполне возможно именно теперь, при желании самих колхозников и под руководством нашего гениального стального вождя.

Каждый здоровый рабочий может в продолжение 6 месяцев, начиная от 1 октября и кончая 1 апреля, кроме своих обычных зимних работ, вскопать плантажем глубиною в 1 м минимум 400 кв. м. В Алуштинском районе 5 деревень: Куру-узень, Кучук-узень, Улу-узень, Туак и Ускут имеют население в 6821 человек, из которых 1705 человек можно считать способными производить тяжелые земляные работы, т. е. копать плантажи. Вместе с другими деревнями: Арпат, Шелен, Ворон Ай-Серез, Капсихор и Кутлак имеется 3410 рабочих. В один год они вскопают 136,4 га, а за 2-3 года 3137,2 га, т. е. в этот срок они удвоят количество своих культурных площадей. Но, считая, что число рабочих рук ежегодно также растет, можно и в меньший срок удвоить площадь.

На свежем плантаже между фруктовыми деревьями или виноградными лозами в первые 2 года разводят обыкновенно огородные растения, так что в первый же год плантаж окупите, а в два года — с излишком, считая по нынешним рыночным ценам в Алуште. Кроме того, на шиферной темной почве арбузы, дыни, тыквы и помидоры необыкновенно сладки, а баштан не требует поливки, разве только при посадке. Фруктовый сад и виноград требуют поливки только при посадке. Рыхлая шиферная почва считается наилучшим конденсатором водяных паров в почве. В засушливые годы виноградники на шиферах никогда не страдают от засухи.

Хотя эти предложения превратить шиферные холмы в фруктовые сады и виноградники основаны на таких прежних опытах, как например, гурзуфские виноградники, разведенные на шиферах, и неполивной фруктовый сад (кальвили) на шиферах северо-восточного склона Могаби в Ялте, тем не менее в данном случае я стремился эти выводы базировать на фактических данных. Для этого в начале 1934 г. сам вскопал пластовый шиферный склон, плантажем глубиною в 1 м, всего 200 кв. м, посадил фруктовые деревья, именно персики, вишни, сливы и инжир, а также кусты крыжовника, смородины и малины; другого посадочного материала у меня не было, (яблонь, груш, миндаля и айвы). Персики и вишни дали хорошие сладкие плоды. Особенно поразили меня персики и инжир. Самосеянцы персиков из невкусных малосладких превратились в вкусные, сладкие. Два инжира дали уже два урожая; на 2 инжирах из деревни Ай-Василь созрел второй урожай. Между фруктовыми деревьями я развел баштан из арбузов, дынь, тыкв, огурцов, кабачков, помидоров и картофеля. Первая посадка, апрельская, арбузов, дынь и тыкв почему-то погибла, вернее не взошла, а вторая майская дала очень сладкие арбузы и дыни особенно превосходны дыни. К этому должен прибавить, что все это я делал как любитель, кое-как, за неимением достаточного времени, а не как опытный садовод, у которого посадка не погибла бы. Лучшие самые сладкие арбузы я получил от июньского самосеянца. Я думал, что эти самосеянцы погибнут в июльскую и августовскую жару, и поэтому на них махнул рукой; напротив они перегнали раньше посаженные и превзошли их ростом и вкусом. Удивительно благодатна природа на ЮБК. При малейшем внимании со стороны человека она сторицею вознаграждает его. Несколько лет тому назад на краю виноградника на шифере выросла дикая колючая груша. Я стал ухаживать за ней: обрезывал каждый год колючки и лишние ветки и боковые побеги, идущие от корня. В позапрошлом году она зацвела в первый раз и на ней выросли обыкновенные дикие груши величиной с лесной орех. В 1933 г. груши имели величину с грецкий орех, а в 1934 г. — величину с сенжермен.

Из всего вышесказанного следует, что если колхозники дер. Туака, Ускута и др. приложат свой свободный труд к шиферным холмам этого края ЮБК, которые просят у них воды, то эти холмы вознаградят их сторицею из разведенных на них садов, которые в то же время будут служить роскошной зеленой одеждой для оголенной земли.

При этой мелиорации, т. е. превращения голых шиферных холмов восточной части ЮБК в фруктовые сады и виноградники, рекомендую еще делать следующее: выше каждого отдельного плантажа или сада выкопать яму-бассейн объемом от 8 до 16 куб. м, в который по канавкам направляют дождевые воды из вышележащих холмов, если таковые есть, а если нет, то из вышележащих выгонных холмов, которые пока остаются нетронутыми, или из лесной полосы. Эта вода нужна при посадке фруктового сада. Излишек воды из этой ямы при переполнении от дождей, направляют в верхнюю последнюю канаву плантажа, из которой вода постепенно просачивается в плантаж. Такая подземная поливка считается наилучшей. Таким образом, производится и зимняя поливка плантажей.

Из посадочного материала я рекомендовал бы персики а миндаль и на склонах, обращенных к югу и хорошо защищенных, инжир (близ берега моря не выше 100 м над его уровнем), которых очень мало на Южном берегу, а потребность большая; кроме того, из опыта известно, что они хорошо растут на шиферной земле и требуют мало воды.