По главной улице России. путешествие по Волге.

Иван Коваленко, «Крымское время»

Волга… Это больше чем просто река. Для любого русского душой человека, Волга является неким символом славянского бытия.  Для наших предков она была главным торговым путем, главной кормилицей, главной вдохновительницей народного творчества, она была «Матушкой» всей России. Для нас Волга осталась одной из крепких духовных нитей, связывающих прошлое и настоящее славянского мира, хранительницей нашей культуры…

С такими мыслями я подъезжал к старинному городу Ярославлю  — началу нашего четырехдневного круиза по Волге.

Город медведей
В Ярославле много медведей. Вернее – их изображений. Они везде – на гербе города, в скульптурах, на вывесках магазинов, на этикетках местных продуктов. Самый большой медведь  — выложенная живыми цветами и обрамленная фонтанами фигура животного на берегу Волги. Легенда гласит, что в старые времена на месте города было языческое селище с именем  «Медвежий угол». У этого племени был распространен культ медведя, что подтверждается археологическими находками. Аборигены, жили тем, что грабили купеческие суда, проплывающие по Волге. В конце концов, ростовскому князю Ярославу Мудрому надоели жалобы купцов, и он решил покончить с разбойниками. Когда дружина князя подошла к селищу, язычники спустили на него огромного медведя. Ярослав зарубил зверюгу секирой, воткнул в землю деревянный крест и основал храм в честь пророка Илии. Произошло это в 1010 году 26 августа, в Ильин день.

Старинный русский город обязан поражать туристов своими храмами. Ярославль поражает красотой и величием своих церквей. Церкви раскинуты по всей исторической части города. Их так много, что они вполне логично сочетаются с современностью – рядом соседствуют банки, магазины и даже секс-шопы.  Главный хранитель ярославской духовности — Спасо-Преображенский монастырь, возраст которого более 500 лет. Мощные стены монастыря много раз успешно служили защитой города от врагов, а в 1612 году, когда Ярославль был столицей Московии, выдержали 24-дневную осаду польско-литовских захватчиков. Сейчас здесь музейный комплекс, во дворе которого в широком вольере уже девятый год живет любимица горожан — медведица Маша. Ее кормят самыми вкусными и полезными медвежьими лакомствами, обожают и лелеют, а за отдельную плату туристам разрешают сфотографировать на память. Рядом – уголок «Друзья медведицы Маши» — рекламный щит с перечнем фирм, шефствующих над символом города. Тут же рядышком еще одно дивное зрелище — площадка с пчелиными ульями в виде храмов и колоколен.

За любованием  зодчеством нужно следить, как бы не опоздать на пристань речного вокзала к отходу теплохода. Не опоздали – трехпалубный теплоход с гордым именем «Дмитрий Пожарский», только подошел к причалу.  Еще есть полчаса, и не грех перед путешествием облокотиться на перила волжской набережной и выпить бутылочку местного «Ярпиво». Из динамиков речного вокзала извечным вопросом звучит растаргуевское «От чего так в России березы шумят». Над Волгой бегут облака, на душе хорошо.

Звучный капитанский голос прерывает философские мысли и призывает пассажиров на посадку. Проверка билетов, марш «Прощание славянки», гудок парохода — круиз начинается.

На теплоходе музыка играет…
Двухместная каюта встретила уютом: две кроватки, стол, стулья, умывальник, шкафчик, радио, картина с русским пейзажем  — ничего лишнего. Вообще на  теплоходе предусмотрен разный уровень комфорта для пассажиров: есть каюты-люкс, есть четырехместные семейные, есть даже одноместные. Как только теплоход отошел от пристани, всех туристов собрали в большой кают-компании. Здесь нам рассказали, что нас ждет в ближайшие четыре дня. Оказалось, что  на теплоходе есть абсолютно все, что необходимо для полноценного отдыха и человек может выбрать себе любое занятие по интересам. Хочешь почитать книгу  — есть библиотека, посмотреть кино — кинозал, культурно выпить – два ресторана, попеть песни на палубе – баянист с баяном, а каждый вечер дискотека прямо на верхней палубе. Кстати,  танцы на идущем на полном ходу теплоходе, когда мимо проплывают городки и села – ощущение ни с чем не сравнимое. Чувствуешь себя человеком другого мира, полностью отвлеченным от забортовой мирской суеты. Как в песне: «На теплоходе музыка играет, а я одна стою на берегу». Только в данном случае – вам весело и вы не одни, а все кто на берегу – вам неинтересны.

Вообще песен и музыки очень много. По палубе весь день ходит гармонист и его всегда можно попросить что-нибудь подыграть. Неимоверное наслаждение получаешь, когда сидя на палубе, окидываешь взглядом русские пейзажи, а рядом протяжно заводит баянист «Издалека долго, течет река Волга».

Но конечно, основное занятие круизеров не пенье. Почти полдня проходит в релаксации на палубе. Мимо проплывают волжские утесы, плавни, деревушки, колокольни и церкви. Неспешные разговоры, ни к чему не обязывающие романы… Уже на второй день пути вы знаете в лицо почти всех пассажиров и команду, на третий день уже все становятся единой семьей. Вместе участвуют в вечерних анимационных программах, конкурсах и танцах. Лишь звонок палубного колокола отвлекает на обед и извещает об очередной стоянке. В день предусмотрено от одной до двух стоянок теплохода, во время которых проводятся запланированные экскурсии. Экскурсии по волжским городам  — не самая главная, но очень важная составляющая речного круиза.

Столица купеческой России
К обеду второго дня пути наш белый теплоход причалил к пристани Нижнего Новгорода. До того, как на горизонте появились златоглавые купола нижегородских храмов, мы прошли знаменитые волжские шлюзы вблизи старинного русского городка Городец. Проход через шлюзы – настоящее священное действо. Медленно и чинно меняется уровень воды в шлюзе, увлекая за собой наш кораблик, молчаливо и задумчиво стоит по бортам экипаж. В это время вся жизнедеятельность теплохода остановлена и он полностью управляем волжской водой.  Мы с интересом рассматриваем городецкие домики, вслушиваясь в информацию нашего экскурсовода. 

Сейчас Городец (ранее известный как Малый Китеж) – небольшой городишко с 30 тысячами жителей. Когда то же он был известным волжским центром и основан самим Юрием Долгоруким. Это был первый русский город Нижегородского Поволжья и являлся он пограничной крепостью, охранявшей Русь от набегов булгар. Городец неоднократно сжигался татарами дотла, а в 1263 году здесь скончался по дороге из Орды князь Александр Невский.

Через пару часов движения от Городца на слиянии Волги и намного превосходящей ее по ширине Оби (такие места слияния называются на Волге «Стрелка») из-за утеса появляется Нижний Новгород. Знаменитый нижегородский кремль стоит над самой рекой, на  высоком  обрывистом берегу и сразу приковывает внимание.

Нью-Васюки – центр мироздания
Помните, как кричал своим преследователям Великий комбинатор Остап Бендер, после неудачного сеанса шахматной игры в городе Васюки? «Эх вы, пижоны, пижоны… Боюсь, что Васюки центром мироздания не станут. Прощайте, любители сильных шахматных ощущений!». По литературной воле Ильфа и Петрова  эти события происходили вблизи набережной городка Козьмодемьянск.

Козьмодемьянск – очарователен в своей провинциальности и кажется, что со времен,  когда на его дощатую набережную ступила нога изгнанного с теплохода сына турецко-подданного, ничего не изменилось. Грунтовые грязные  улочки, безразличные взгляды местного населения, одинокий собачий лай.  На набережной несколько старушек пытаются всучить нам лапти и рожки из бересты. Приходиться купить берестяной рожок. Зачем – не понятно. У пристани медная фигура стрельца, напоминающая о первопоселенцах городка – удалых стрельцах, основавших здесь церковь во имя Косьмы и Дамиана.  Постепенно стрельцы превратились в купцов и вполне удачно развивали здесь свое ремесло. Свидетели этому  — многочисленные купеческие деревянные дома с кружевами резных наличников, дверей и коньков крыш. Говорят, что красивее наружного убранства здешних домов на Волге больше нет. К сожалению, большинство домов стоят покосившись и одиноко доживают свой грустный век.

Однажды, основываясь на данных литературоведов о соответствии Козьмодемьянска  ильфопетровскому городку Васюки, какой-то предприимчивый чудак решил провести веселое мероприятие.  И 10 лет назад, 7 августа 1995-го года,  в городе открылся «форум делового и свободного авантюризма»  под названием  «Бендериана».  С каждым годом он набирал обороты, сюда съезжались звезды отечественного юмора и шахматисты, проводились карнавалы и веселые мероприятия, типа «праздника пива». Сейчас в городе не найдется человека, который бы не был проникнут духом «Бендерианы». Повсюду: на столбах и домах, деревьях и автомобилях изображения улыбающегося человека в полосатом шарфе и капитанской кепке либо фигуры шахматного коня. Здесь есть и магазин «Отец Федор», и «Клуб четырех коней», и клуб «Картонажник», в котором когда-то читал лекцию великий гроссмейстер! А в местном музее из трех залов – один посвящен гражданину Бендеру и Ипполиту Матвеевичу. Ну и в довершении ко всему – на вершине городского холма  — памятник 12 стульям. Но, почему-то, металлическая конструкция представляет собой нагромождения из 10 стульев, а куда делось еще два никто ответить не смог…

Есть и еще одна серьезная достопримечательность в маленьком марийском местечке (Козьмодемьянск является ко всему прочему и столицей горномарийского края республики Мари Эл). Представьте себе посреди невзрачной провинциальности и бедности маленький музей. В одном зале – история Остапа Бендера, в другом, как и положено  — зал местной природы с чучелами лосей, филинов, белок, ежиков и леших (!). А в третьем зале – картины. И вот тут начинается небольшой шок – по стенам висят оригиналы Айвазовского, Репина, Коровина, Левитана, Поленова, Маковского, Крамского и других знаменитых русских живописцев. Как так может быть? На мой недоуменный вопрос хранительница местной сокровищницы рассказала историю, которая совсем неудивительна и вполне логична для России.

В 1918 году по Волге путешествовала передвижная выставка шедевров русской живописи, которую передовые художники хотели показать населению волжских городов. В один прекрасный день, когда выставка находилась между Нижним Новгородом и Казанью, пришло сообщение, что города заняты красными повстанцами. Плыть дальше не имело смысла, пароход причалил к пристани Козьмодемьянска дабы переждать смуту, но ждать пришлось очень долго. Вскоре, в вихре революционных событий про выставку забыли и она осела здесь навсегда.

Чкаловск – маленькая родина большого героя
Еще лет 70 назад здесь была маленькая деревенька Василева Слобода, обязанная своим названием сыну Юрия Долгорукого — Василию. Здесь он основал крепость на случай обороны своей резиденции – крепости Городец – от набегов волжских булгар и мордвы. Первые поселенцы, служилые люди князя, были свободны от податей. Отсюда и пошло название — Василева Слобода.

Село стояло вдалеке от людных торговых путей и ничем не выделялось из сотен своих соседей. Тихие улочки с деревянными домами, кусты рябины и калины под окнами, вечные бабушки на скамеечках  — таков нынче Чкаловск. Наверное, и сейчас бы о никто не слышал об этом городке, не родись в 1904 году в семье  рабочего Павла Чкалова сын Валерий, впоследствии прославленный на всю страну летчик.  В 1936-1937 годах В.П. Чкалов совершает вместе со своим экипажем два героических беспересадочных перелета — на Дальний Восток и в США. В августе 1937 года после возвращения чкаловского экипажа на родину из США, поселок Василево по просьбе его жителей был переименован в Чкаловск.

Сейчас Чкалов – это единственная достопримечательность и гордость городка. Его дом превращен в музей, а во дворе — просторный ангар в котором собраны реликвии, связанные с Чкаловым. Здесь и тот самый самолет АНТ-25, и подарок Сталина — автомобиль «Паккард», и маленький личный самолет ПО-2, на котором он любил летать над родной деревней.

«Кострома городок, невысоки дома…»
У этого славного городка очень звучное и музыкальное имя. Да и сам он после осовремененного Ярославля, могучего Новгорода, провинциального Козмодемьянска кажется романтичным и душевным, именно таким каким должен быть городок с славным прошлым и успешным настоящим.  

Центр города стоит на высоком правом берегу Волги, который утопает в зелени старинного парка с дворянскими беседками-ротондами. Историческая Кострома  — это  пяточек с старинными торговыми рядами, пожарной каланчей 19 века и памятником «славному сыну земли русской» — Ивану Сусанину. До революции здесь стоял грандиозный монумент-колонна, у подножия которой сидел Иван Сусанин, а венчал ее бюст царя. Сейчас это  безвкусная гранитная фигура мужика с бородой…

В центре города за мощными стенами стоит действующий женский Богоявленский монастырь, хранящий знаменитую православную реликвию – Федоровскую икону. Горожане считают ее покровительницей своей родины, а ученые достоверно установили, что она была личной и любимой иконой князя Александра Невского. В сентябре прошлого года эта святыня стараниями Крымской епархии побывала и в Крыму – верующие смогли приложиться к ней в Херсонесе и в Симферополе.

Есть в Костроме еще одна русская святыня – Ипатьевский монастырь. Тот самый, в стенах которого бояре просили молодого Михаила Романова взять на себя бремя царствования. Круизная экскурсия не подразумевает под собой посещение монастыря, но блеск его куполов еще долго светил вслед нашему теплоходу.

На четвертый день пути знакомые ярославские купола на горизонте напомнили, что  круиз подошел к концу. Красота старинных городов, волжские просторы и веселые попутчики остаются за бортом. В голову начинают лезть мысли о конце отпуска, домашнем быте и работе, а казавшаяся еще час назад бесконечной романтика проигрывает наступающей повседневности. Из рубки выходит капитан и объявляет об окончании путешествия. Из его речи выхватываю слова: «Тот, кто однажды побывал в круизе, обязательно возвращается сюда снова». Как хочется верить, что капитан будет прав…

 

Нажми, чтобы добавить комментарий

Добавить комментарий