Замок Кесслера-Ферсмана. Страницы истории

Салгирская долина является одной из самых уютных в Крыму. Живописность этого места люди оценили с давних пор и здесь, во времена расцвета российской колонизации Крыма, строили свои загородные дачи многие обеспеченные и знатные крымчане того времени. Вся долина Салгира вдоль шоссе была застроена дворянскими усадьбами и барскими имениями, ряд из которых в полуразрушенном виде сохранились до сих пор. Эти усадьбы, а также судьбы их владельцев представляют интереснейший и малоизученный пласт крымской культуры и истории. Зоолог Карл Кесслер, проезжавший здесь в 1858 году отмечал: «Вся долина Салгира усеена дачами, окруженными красивыми рощами и обширными фруктовыми садами. Кесслер настолько влюбился в эту чудную долину, что вскоре и сам приобрел здесь участок и построил имение, которое стало настоящим украшением долины.




Имение Кесслера, дача академика Ферсмана, с. ЛозовоеВ пределах села Лозовое, недалеко от того места, где Салгир впадает в водохранилище, на пригорке среди старых сосен, видны живописные  руины небольшого двухэтажного замка. Этот дом с резными башенками, стрельчатыми окнами и флигелем замечают все проезжающие мимо крымчане и гости полуострова. Неграмотные экскурсоводы могу рассказать вам, что в этом замке снимался культовый советский фильм с Леонидом Утесовым «Веселые ребята». На самом деле фильм полностью снимался на Кавказе и с этим домом никак не связан.

Замок на горе — одна из главных достопримечательностей Салгирской долины – бывшая загородная дача немецкого рода Кесслеров. Семейство Кесслеров переселилось в Россию по приглашению русского правительства в 1822 году из местечка Дамрау Кенигсбергского округа.  Наиболее известен из этой интересной семьи российский зоолог Карла Федорович Кесслер. Карл Кесслер в 19 лет поступил на философский факультет Санкт-Петербургского университета, а уже в 30 лет (!) стал профессором зоологии. Начиная с 1849 г. Карл Кесслер совершил ряд поездок по южным губерниям и собрал богатый материал по их фауне. Карл Кесслер был деканом физико-математического факультета Петербургского университета,  а позже его  ректором. Он написал 65 научных работ, из которых для крымчан наибольший интерес представляет «Путешествие с зоологической целью к северному берегу Черного моря и в Крым в 1858 г.».

Имение Кесслера, дача академика Ферсмана, с. ЛозовоеСтроил же дачу в долине Салгира старший брат Карла Кесслера – посланник России в Турции, генерал Эдуард Федорович Кесслер. Жил он здесь со своими детьми – Александром и Марией. Эдуард Фёдорович Кесслер (1814 — 1878) —  русский генерал, выдающийся боевой военный инженер, участник покорения Кавказа. Много лет Кесслер провел в походах, участвуя в боях на Кавказе. Совершил ряд выдающихся подвигов. В 1855 г. Кесслер был произведён в генерал-майоры, а в 1857 г. назначен начальником инженеров отдельного Кавказского корпуса. В 1859 г. ему поручили командование всеми войсками, блокировавшими Гуниб, который был взят благодаря особой распорядительности Кесслера. В последующие годы Кесслер участвовал в покорении Западного Кавказа, после чего был назначен состоять при войсках кавказской армии в чине генерал-лейтенанта.

Эдуард Кесслер поселился в тихом уголке Крыма, вблизи бывшей татарской  деревни Тотай-кой («теткина деревня»). Здесь на обрывистом берегу Салгира он построил знаменитую дачу, научную лабораторию и метеорологическую станцию, где проводил научные изыскания его сын — Александр Кесслер. В начале XIX века в Тотайкое жило 220 человек, а к  тому времени как сюда приехал Кесслер, деревня уже почти перестала существовать. Вокруг дачи «Тотай-кой», Эдуард Кесслер заложил парк и фруктовый сад в 10 десятин земли. Остатки парка еще кое-где видны: каштановая аллея, старые сосны и дерево грецкого ореха и платана, окружающие дом, помнят былое величие имения, ставшего одним из центров научной мысли не только Крыма, но и Российской империи.

Имение Кесслера, дача академика Ферсмана, с. ЛозовоеВ состав имения входили также участки земли, расположенные за горой Байракла («байрак» — знамя), в долине Малого Салгира близ трех бывших татарских деревень: Мамак, Вейрат и Суин-Хаджи (район современных сел Строгоновка и Денисовка). В Суин-Хаджи находилась первое в Крыму «молочное хозяйство», где производили высококачественный вкусный сыр, «напоминавший швейцарский». Место за помещичьим домом называлось «Кесслеровский лес», сейчас там видны сосновые посадки, в основном недавнего времени. А в 1891 году здесь, на верхнем этаже усадьбы, была организована первая в Крыму метеорологическая станция – Кучук-Тотайкойская. Замок Кесслеров был одним из красивейших шедевров крымской архитектуры. Построил усадьбу в конце XIX века архитектор Оскар Генрихович Клаузен. Внутри усадьбы, внешне похожей на старинный немецкий замок, были камины из цветного мрамора, деревянная винтовая лестница вилась на второй этаж, а на самый верх вела металлическая. В подвальном помещении был винный подвал. Перед домом были построены красивая арка и фонтан, а вся дорога к дому была вымощена плоскими камушками, которые каждое утро слуги мыли и начищали щеточками. Рядом с основным домом, была выстроена двухэтажная научная лаборатория. На 1915 год дача принадлежала ученому-химику Александру Эдуардовичу Кесслеру. После революции, в 1922 году на даче Кесслера  работают курсы по подготовке учителей для татарских школ Крыма. Эта школа просуществовала до 1923 года.

Имение Кесслера, дача академика Ферсмана, с. ЛозовоеПосле Великой Отечественной войны миниатюрный замок отдали школе-интернату для детей с дефектами речи. Но к концу 70-х дом уже снова стоял пустой. В нем жили работники интерната, но старый дом стал ветшать и люди съехали. В 1983-1985 годах здесь пытались организовать лабораторию Никитского ботанического сада, но начался развал СССР  и о проекте больше не вспоминали. Сейчас дом находиться на учете в Республиканском комитете охраны памятников истории и архитектуры, но денег на ремонт нет и поэтому «чудесный замок» с каждым годом все больше разваливается. Если в скором времени никто не возьмется за его ремонт, то  вскоре дом просто рухнет и память о нем останется только в экскурсионных рассказах и путеводителях…

Но не только отечественная зоологическая наука может считать этот уголок долины Салгира почитаемым местом, еще больше оно должно быть дорого сердцу любого русского геолога. Ведь именно здесь, среди этих вулканических холмов, в стенах старого особняка зародилась Российская и советская минералогия – наука о минералах.

Дело в том, что именно здесь начал проводить свои первые научные исследования «отец минералогии» академик Александр Евгеньевич Ферсман (1883-1945). Отец Александра Ферсмана – Евгений Александрович  — архитектор, ставший затем военным атташе в Греции. Мать — Мария Кесслер, дочка генерала Эдуарда Федоровича Кесслера. Евгений Ферсман несколько раз приезжал в Крым с семьей на отдых, и останавливался у своего дяди – ученого-химика, профессора Александра Эдуардовича Кесслера. Семилетний Саша Ферсман любил гулять по окружающим дачу-замок холмам, любил заглядывать в старые карьеры, где выискивал разные интересные камешки. Именно из этих карьеров он пополнял свою первую минералогическую коллекцию: сначала неосознанно, а потом целенаправленно  стремился к изучению горных пород и слагающих их минералов. «Много лет подряд интересовала нас наша горушка под Симферополем», — вспоминал свое детство А. Ферсман. С благодарностью он называл Крым своим «первым университетом». «Он научил меня, — писал ученый, — интересоваться природой и любить ее. Он научил меня работать, раскрывать тайны природных богатств, и не в быстром осмотре, проезжая на автомобиле или на лошади, а упорно ползая на четвереньках, в течение многих дней, изучая одну и ту же скалу, следя за всеми извилинами исследуемых едва заметных жил, строя по отдельным мелочам и деталям картину прошлого и фантазируя о будущем».

Первая научная работа будущего ученого, а в то время подающего надежды студента Петербургского университета (его учителем был В.И. Вернадский), опубликованная в 1905 году называлась «Барит из окрестностей Симферополя», и была построена на крымских материалах. На крымских материалах основывалась и его последняя прижизненная работа: опубликованная в 1944 году в журнале «Природа» статья «Ископаемые богатства Крыма». Вообще, он написал свыше 30 специальных работ по минералогии и геохимии Крыма.

Академик Ферсман и академик ВернадскийВ Крыму Ферсман впервые изучил бентонитовые и палыгорскитовые глины, обосновал возможность добычи самородной серы, борных минералов, впервые обнаружил  и описал такие минералы, как  черный кальцит антраконит, арагонит, малахит, магнитный колчедан, кадмиевая обманка, уэлльсит, алуштит. Ученый принимал активное участие в работе Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Комиссии по изучению производительных сил Крыма, в 1942 г. по его инициативе была создана специальная экспедиция по изучению крымских пещер. Ферсман был организатором и вдохновителем массового краеведения в нашей стране. В своих трудах призывал «поднять волну интереса и любви к замечательной крымской природе», высказывал мысли о превращении Крыма в «богатейший Музей природы, в источник новых идей и … новой любви к Тавриде».

В память о замечательном ученом село, в окрестностях которого он начинал свои исследования названо Ферсманово (ныне входит в границы Лозового). Научная общественность Крыма уже давно поднимала вопрос о создании музея Ферсмана и Минералогического музея Крыма в пустующей и разваливающейся усадьбе Кесслера, но, говоря бессмертными словами, «воз и ныне там».

Пытливому туристу стоит пройти от руин имения Кесслеров к въезду в Лозовской карьер. Здесь, буквально в 100 метрах не доезжая ворот карьера, у вечно пыльной от проезжающих грузовиков дороги, справа в кустах видны старые могилы. Это захоронения хозяев имения – генерала Эдуарда Кесслера, его дочери Марии Ферсман и некой Эмилии фон Шейнфогель. На мраморном надгробии могилы Кесслера стихотворная эпитафия на немецком языке. В переводе: «Монумент бренным останкам. Этот камень, обросший деревьями. Памятник твердой воле, твоей добродетели, посвященной нам». Рядом могила с лаконичной надписью: «Мария Эдуардовна Ферсман. Родилась 28 июня 1855 года. Скончалась 10 октября 1908». Что касается Эмили фон Шейнфогель, то сложно сказать, кем она приходилась семейству Кесслеров. На ее могиле даты 27 октября 1798 г. – 2 января 1874 г. и эпитафия в переводе: «Кто творит с любовью, тот сломит любую силу. И умирает в благоговении и о нем никогда не забудут». Могилы в ужасном состоянии — кусочки от мраморных  плит отбиты, нет оград, все заросло кустарником. Грустно осознавать, что никому нет дела до памяти этих великих людей. Боевого славного генерала и матери величайшего ученого с мировым именем…

А ведь действует в Крыму немецкое общество, которое могло бы присмотреть за крымскими могилами великих немцев. А ведь вовсю работает Лозовской карьер, который зарабатывает деньги на месторождении, открытом Евгением Ферсманом, останки матери и деда которого ежечасно сотрясаются от проходящих с карьера грузовиков. На то, чтобы огородить могилки, привести их в порядок, вырубить кусты, поставить памятный знак с информацией об этих  великих людях нужно не так-то много средств. Сумма чисто символическая. И если современные крымские немцы или руководство Лозовского карьера не в состоянии отдать дань уважения, то может одна из «самых лучших, добрых и пушистых»  политических партий  в разгар предвыборной кампании захочет сделать «еще одно» благое дело. Сможет выделить пару тысяч гривен и несколько рабочих рук своих волонтеров на приведение в божеский вид последнего крымского пристанища Кесслеров-Ферсманов. Хотелось бы в это верить…

Иван Коваленко, географ, член ФИЖЕТ