Индия. Штат Гоа. Зарисовки  о людях.

МЕСТНЫЕ
О похожести индийцев на нас, о наших общих корнях, праязыке, об их дружелюбии и искренности говорят многие путешественники. Подтвержу это мнение и я.

Индийцы – один из самых искренних и открытых народов. Обман и воровство в среде индийцев непривычны и осуждаемы. И не столько законом, сколько религией и традициями. Многие туристы в Гоа сетуют на назойливость рыночных и пляжных торговцев, мол, они стараются надурить и заведомо заламывают нереальные цены для своего товара. При этом европейский турист мало задумывается о том, что назойливость торговцев на пляже – это необходимый инструмент для единственного заработка.  Бедность в Индии достигает невероятных размеров, и чтоб заработать на пропитание (о деньгах на досуг, быт и даже одежду иногда речь даже не идет), тысячам индийцев приходиться либо попрошайничать в туристских районах, либо торговать на пляжах. Так и бродят, словно верблюды по пустыне, молодые девушки и парни, навязчиво предлагая белым туристам дешевую одежду, барабаны, очки, диски с музыкой гоа-транс, бусы и пластмассовую бижутерию, выдаваемую ими за зубы крокодила, либо клыки кабана. Женщины постарше таскают на своих головах огромные корзины с фруктами, заученно повторяя «ананас, кокос, банан». Не грубите им на их назойливость, ведь она не злая, а вынужденная. Не хотите покупать – просто сделайте отрешенное лицо и подкрепите уверенное «No» отрицательным жестом руки.





Но не только местные торговцы ходят по гоанским пляжам, облюбованным белым человеком.  Нередки здесь индийцы из соседних штатов, которые приезжают на море как туристы. Те, что побогаче — живут в отелях, те, что победнее — приезжают к морю по  выходным дням на пикники. Они выгружаются из своих машин и автобусов, рассаживаются под пальмами на пляже, купаются, а потом начинается современная индийская забава – рассматривание полуодетых белых людей.  Купаются многие индийцы довольно своеобразно – полностью одетыми. Группками, держась за руки, заходят они в воду по пояс и так и стоят одетые в штаны и рубахи, а поверх еще и в спасательный жилет. Конечно, не все купаются так, но очень многие, особенно приезжие из соседних материковых штатов страны.
Еще одна приметная картина гоанских пляжей – бродящие группками одетые мужчины, рассматривающие загорающих белых леди. Ходят они вдоль линии прибоя  и посматривают, иногда довольно пристально, вполне открыто, но не бесцеремонно. А больше с удивлением и неким смущением, смешанным со стыдливым желанием.  Ведь, их индианки никогда не раздеваются так на пляже, да и многие молодые индийцы обнаженное женское тело видят до свадьбы лишь на картинках. Так и бродят они как стайки молодых бычков, прижимаясь друг к дружке, держась за руки и вертя головами, якобы незаметно  фотографируя белых девушек на камеры своих мобильников. Что они потом делают с этими фотографиями – можно только догадываться.
Вообще — кажется, что процесс перехода изображения с натуры на экран камеры или мобильника они воспринимают как загадку и чудо, данное богами.  Каждую фотографию они рассматривают подолгу и с удивлением. Часто фотографируются и с белыми мужчинами. Но это никак не связано с гей-культурой, которая в Индии сведена к минимуму. Индийцам просто интересно побыть рядом с белым человеком («белой обезьянкой») и оставить его изображение у себя. Вполне нормально, что к тебе, улыбаясь, подойдет  компания местных мужчин и начнет трясти за руку и обнимать, прося с ними сфотографироваться. Иногда даже не на их, а на твой фотоаппарат. Как будто, тебе необходимо их групповое фото и ты не сможешь его стереть одним нажатием кнопки «delite». Сначала все это воспринимается как-то дико, но вскоре и тебе передается эта искренняя радость.
И не стоит искать подвоха в целенаправленно идущем вам навстречу индийцу с протянутой рукой для приветствия и неизменным «Хеллоу, френд».  Ему просто так захотелось поприветствовать белого человека – гостя его страны. Нередко к вам может подбежать радостный индиец и попросить подержаться за вашу руку, приговаривая «на счастье, на счастье». Он искренне верит, что, прикоснувшись к успешному белому человеку, обретет кусочек счастья и удачи. Не разочаровывайте его.  Пожмите ему руку, ответьте на улыбку и вопрос «вэа а ю фром», сфотографируйтесь на память на его мобильник и расстаньтесь с улыбкой. Только руки потом помойте :). Да, и на вопрос откуда  Вы, не стоит выпендриваться и говорить – из Украины, Беларуси, Молдовы, Казахстана – для местный известна только  «Раша».  Говорите, что вы из России –  и это облегчит всем понимание.
Жизнь в Индии похожа на яркий  праздник в нашем понимании. Хотя, что первично – праздник жизни или жизнь, как праздник – сказать уже трудно.  Индийцы не только искренне и по-детски радуются всему, но и максимально стараются украсить и раскрасить свою жизнь. В яркие краски раскрашены не только дома и практически вся продукция, но даже борта грузовиков. Цветы и разноцветные флажки здесь всегда и везде – на авто, на шеях, на храмах, домах и деревьях. Женщины — дорожные рабочие, таскающие на головах миски с бетоном и роющие кирками канавы, одеты в разноцветные сари и украшения. Кстати, женщины строят здесь наравне с мужчинами. Вдоль дорог выстраиваются цепочки мужчин и женщин, роющих канавы кирками, лопатами и мотыгами. Тут же рядом бегают дети и помогают родителям. Когда строиться дом, вереница женщин и мужчин таскает раствор, песок, камни на голове в специальных корытах.
А уж если случиться праздник — то повсюду оглушительно гремит и играет музыка, взрываются петарды и фейерверки.  И чем громче – тем красивее. Отсюда и постоянное гудение на дороге. Правил дорожного движения в нашем понимании в Индии нет. На дороге прав тот, у кого транспорт больше и кто сигналит громче. Сигналят по любому поводу – при повороте и остановке, при начале движения и торможении,  при  приветствии и предупреждении, да и просто так – насладиться звуком своего клаксона. Индийцу  нравится сам процесс извлечения звука. Правда, никто из участников дорожного движения на эти звуки не обращает никакого внимания.
Радоваться своей жизни и принимать ее как есть, индийцы учатся с детства с постижением основ своей религии – индуизма. Каждое утро на улице у наших апартаментов убирал дворник-индус – всегда в одних и тех же шортах и порванной в десятке мест майке. Его работа одна из самых непрестижных в понимании нашего человека. Но этот индиец всегда широко улыбался, принимая от нас мусор для сжигания, и искренне приветствовал нас  маханием рук – и утром, и днем, и вечером.  Он доволен своей жизнью и счастлив. Он знает, что могло быть и хуже, и уверен, что в следующем своем перерождении будет жить  лучше.  
До сих пор в Индии существует система каст, согласно которой род занятий человека предопределен его рождением и наследственностью. Если ты родился в семье рыбака, ты никогда не сможешь стать ученым или офицером. Ты будешь так же как твой дед и отец ловить рыбу и сдавать ее торговцу на рынок. И этот торговец так же всю жизнь, как и его предки, будет торговать на рынке. Вырваться из этого круга можно лишь сменив религию и отказавшись от индуизма.
Общаясь с европейцами, с приходом в жизнь Интернета, многие молодые индийцы задумываются над возможностью выхода за рамки кастовой системы. «Индии нужна культурная революция», — смело заявляет мой знакомый, 27-летний индиец Рауль из касты шудр – рабочих. «Наш народ боится перемен и не хочет менять установившиеся порядки. Крестьяне полностью необразованны и воспитывают таких же необразованных детей, у которых просто не хватает мозгов понять, что они могут жить лучше – могут учиться, работать и богатеть. Главная проблема нашей страны – политики, которые не дают людям вырваться из круговорота каст, очень сильное разделение общества и индийская киноиндустрия Болливуд. Болливуд показывает счастливую жизнь, в наших фильмах все пляшут и поют и никто не работает. Индийцы любят кино и верят ему – они считают, что так и надо жить – только петь и танцевать». Сам мой собеседник родом из крестьянской семьи, работал официантом, но познакомился с русской девушкой, женился на ней и  сейчас открыл свое дело в курортном штате Гоа — турфирму. Он – типичный представитель нового, пока еще малочисленного,  поколения индийцев. Они наполовину европейцы, их родители полностью живут по старым восточным индуистским законам, а кем будут их дети — не совсем понятно. Однозначно, они не будут похожи на своих бабушек и дедушек. Возможно, именно они станут основой новой Индии – новой сверхъмировой державы.

ЕВРОПЕЙЦЫ
В Гоа много европейцев. Они открыли для себя этот уголок мира давно и считают его родным иноземным курортом, чем-то вроде как россияне — Крым.  Хотя Гоа был португальской колонией, португальцев нынче здесь немного. Зато у некоторых индийцев встречаются португальские фамилии и имена. Европейцы прилетают сюда на несколько месяцев, многие живут годами.  Открывают здесь свои магазинчики и ресторанчики с эксклюзивным и качественным товаром. На ночном рынке в Арпоре и фли-маркете в Анджуне у европейцев отдельные торговые ряды.  Здесь можно увидеть настоящих старых европейских хиппи.  Подвижные французские бабулечки лет под 70, все в  тату и  пирсинге, в коротких кожаных юбках и майках. Они живо обсуждают последние новости с длинноволосыми  мускулистыми  парнями из Италии. Наблюдая за их общением, понимаешь – здесь они дома, «в своей тарелке». От них веет свободой и самодостаточностью. Вообще гоанские европейцы в большинстве своем татуированные, с немыслимым пирсингом и стильными хипповскими прическами. Одежда их  — сплошной хенд-мэйд, который у нас можно встретить разве что в крымском Коктебеле.
По вечерам в деревеньке  Чапора на улице с кафешками собирается другой европейский народ –  американцы, немцы, англичане  возрастом лет под 50.  Англичан больше всего. Они пьют пиво, смотрят телевизор в кафе, обсуждают новости и  смеются одним им понятным шуткам.  Они общаются друг с другом  как на родине где-нибудь в пабах Баварии или булочных Парижа. Они не фрики и хиппи – вполне благонадежные отцы семейств, которые просто рванули на пару месяцев на курорт – попить пива в приятной компании в теплой стране. Во всем их поведении видна неподдельная  радость жизни и свобода в действиях и мыслях. Полная противоположность нашим родителям, вынужденным всю свою жизнь тяжело работать и противостоять трудностям.
Продвинутая европейская молодежь приезжает тусить на пати, знакомиться и путешествовать по пляжам. Много израильтян, немцев, французов и итальянцев.  Как-то  в «Nine bar» ко мне подошла познакомиться девочка из Финляндии, а Новый год мы отмечали в компании ирландки и австралийца.

НАШИ
В Гоа очень четко видны наши  русскоязычные туристы.  Почти все  они ярко выделяются среди  других европейцев. Толпами проложили дорожку себе в Гоа москвичи и питерцы. Чуть меньше других россиян, пока еще мало украинцев и белорусов.   Тех, кто приезжает как на курорт, называют пакетниками.  Пакетиники – это те, кто приезжает по пакету от турфирмы (перелет-отель-питание-страховка). Они живут в отелях и ограничены во времени сроками путевки.  Иногда среди них можно заметить тетушек бальзаковского возраста необъятных размеров, бродящих в халатах и шлепках по улочкам индийских прибрежных деревень. Как-то вечером я заметил такую семейку, неизвестно  как забредшею в Чапору близ джус-центра. Папа в гавайских шортах и майке, мама в китайском халате с драконами и бабочками сыночек в  алладинах и рубашке со знаком ОМ и камерой в руках. Они ошарашено и испуганно смотрели на курящую и весело болтающую европейско-хипарскую братию, погруженную в гашишный дым.  Иногда пакетная молодежь, приезжая в Гоа, пытается тут же погрузиться в среду.  Первым делом они покупают алладины и рубашки с омчиками, или футболки с Ганешей и Шивой.  Панически ищут, где бы купить чарос и покупают его  у местных на пляже, чем неимоверно гордятся. Их девушки одевают индийские платья и наклеивают на лоб индийские украшения.  Все они считают себя мгновенно прикоснувшимися к индийской культуре и индусской философии. Считают необходимым приехать к джус-центру в Чапору и побывать на пати.  Я и сам в свой первый приезд в Индию купил на дневном рынке в Анджуне алладины и попсовую туристскую рубаху. Проходил в них все десять дней турпакета и чувствовал неимоверную причастность к Индии. И лишь через год понял насколько глупо и вызывающе выгляжу в глазах гоапипл и индийцев в этом «халате».
Все чаще встречаются в Гоа и другие «наши» — те самые, от которых уже противно ездить в Турцию и Египет, благодаря имиджу русского человека, привнесенного им. Этим ребятам нужно в Анапу или Геленджик, но никак не в Индию. Противно наблюдать на пляже Анжуны московских пацанчиков  в тельняшках, капитанских кепках, футболках-гавайках. Как сами говорят, они приехали  «попить пивка в дешевую гоашку».  Они пьяно гогочут и матерятся на пляжах Морджима и Ашвема, гоняют на скутерах по полосе отлива на Парадайз-бич в Махаратше, издеваются над торговками в Вагаторе. Их девочки с силиконовыми губами и презрительным взглядом смотрятся глупо для окружающих и круто для себя. Приезжает эта братия с большими деньгами и под них уже крутят русскую попсу в дорогом анжуновском клубе «Парадизо», для них переводят меню на русский в ресторанах и для их улыбок выучили свой нехитрый набор слов пляжные торговцы «пасматри мой магазин, мистер. Твоя девушка – красота неземная. Купи барабан, али-баба, ананас, какос, харашо». Этот народец приезжает на пати как на экскурсии – в спортивных штанах и кепках – и непонимающе смотрит на танцующих хиппи. Однажды  на пати в культовом клубе Керлис укатывали своих подруг в сарафанах и на каблуках двое толстопузых пареньков в шортах Адидас, майках и как вершина безвкусицы – кепках а-ля «люберецкая шпана». В разговоре с одним из гоа-пипл я высказал опасение, что такой народ испортит дух Гоа и перемолет его под стать Анталии и Хургады. «А ты думаешь, эти люди сюда вернуться еще раз? Им тут все непонятно и неинтересно. И Индия таких людей не примет и отторгнет, она не подчиниться полной курортной европезации. Сама Индия намного сильнее,  чем мы думаем», — ответил мне он.
Некоторые  возвращаются сюда на следующий год – уже другими. Они уже не подстраиваются под местных. Они становятся похожими на европейцев. У русских гоапипл  заметен  свой стиль в одежде и поведении. Они уже не азиаты, но и не европейцы. Такие русские остаются здесь на несколько месяцев, а то и на полгода, вплоть до сезона дождей. Есть и откровенные наркоманы – люди без цели и постоянных средств к существованию, живущие от раскурки к раскурке. Но таких немного – сама Индия их не любит.   Многие здесь  периодически подрабатывают  – на рынках, в клубах, в шэках, гидами, переводом.  Кто-то приезжает сюда целенаправленно со своей устойчивой работой – дизайнеры, программисты, писатели. Они могут себе позволить  удаленный бизнес – главное  чтоб был интернет. Кто-то открывает здесь на сезон ресторанчики или турагентства.  Эти люди уже безвозвратно поменяли свой стиль жизни.  Они покупают квартиры и виллы в  Сиолиме, Чапоре, Анджуне, Морджиме.  Некоторые  даже основали здесь семьи и родили детей. Гоа-жизнь  прочно вошла в их душу и они отныне уже не русские, а «Russian goa-people».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *