Свяжи солнце каменой цепью… О Крымских мегалитах.

В. Хачатурян, «Терра Таврика»
Пустыня Наска. Пирамиды. Стоунхендж. Истуканы острова Пасхи… При упоминании этих чудес света у одних начинают гореть глаза, другие недоуменно пожимают плечами. И совсем немногие знают, что в Крыму, на нашем крохотном полуострове, все вышеперечисленные объекты имеют свои аналоги! Пусть не очень большие, пусть не такие выразительные, как их именитые сородичи. И, тем не менее – это самые настоящие чудеса, вечные тайны Земли и Космоса, разгадку которых мы, по всей видимости, уже никогда не узнаем.
Большая часть сооружений, о которых я хочу рассказать, относится к мегалитическим сооружениям. Мегалиты (от греческого мегас – большой и литос – камень), эти древние сооружения из многотонных, часто тщательно обработанных каменных блоков, хорошо известны в мире. Традиционно они подразделяются на несколько видов. Менгиры – это одиночные, вертикально стоящие каменные столбы. Кромлехи — круги из таких камней. Есть еще дольмены – «каменные ящики». Расскажу о них подробнее. Классические дольмены широко известны близ Геленджика. Это – широко известный экскурсионный объект. Дольмены сложены из тщательно отесанных плит длиной 3,7 метра и толщиной до полуметра. Одна только «крыша» весит 22,5 тонн!
Сохранившиеся крымские дольмены значительно меньше, но также впечатляют. Эти сооружения из обработанных каменных блоков любознательный турист может увидеть на вершине горы Кошка близ Симеиза или на плато в верховьях Алимовой балки в Бахчисарайском районе.
Официальная наука однозначно определяет каменные ящики как погребальные сооружения, принадлежащие таврам – племени, населяющем Крым примерно с X века до н.э по III век н.э., то есть около трех тысяч лет назад. По свидетельствам античных ученых и многочисленным материалам раскопок известно, что это племя находилось на весьма низкой ступени развития. Тавры жили в примитивных домах, пахали землю сучковатым бревном, не имели письменности.  Логика подсказывает, что у этих людей, весьма небрежно относившихся к живым, вряд ли было много почтения и к мертвым. Поэтому строительство ими для соплеменников шикарных гробниц из массивных, тщательно отесанных каменных блоков, вызывает удивление. Зачем мертвым дворцы, если живые ютятся в землянках?
То, что в этих ящиках действительно встречаются человеческие останки и обломки таврской лепной керамики, еще ни о чем не говорит. Ведь эти ящики могли быть использованы в качестве братских могил значительно позже, когда истинное назначение этих сложных сооружений, построенных более развитыми цивилизациями, было напрочь забыто.

В экспозиции Крымского краеведческого музея хранится обломок горшка, на стенке которого нанесены примитивные украшения в виде зигзагов и точек. Археолог Аскольд Щепинский трактует эти рисунки так: «К мысли о том, что Кизил-Коба представляла собой в древности сложный культовый комплекс, привела случайная находка. Это был обломок лепного сосуда, а на нем – изображения: двойной круг с лучами (несомненно, солнце!), зигзагообразные линии (молнии!), небольшие ямки (капли дождя!). Словом, налицо композиция, отражающая состояние тех сил природы, от которых зависит судьба урожая». В свете новой гипотезы, высказанной киевскими учеными, можно с определенной долей уверенности утверждать, что этот небольшой черепок был некогда «священным сосудом» таврского жреца, обслуживающего крымские дольмены.
Для каких же целей использовались мегалиты? По-видимому, это были многофункциональные установки. Можно предположить, что в зависимости от настройки на ту или иную частоту они могли применяться в различных областях. Дольмен, установленный, например, в каком-либо стратегически важном месте (ущелье, перевал) в качестве боевой установки и «запущенный» на нужной частоте в нужный момент, не позволял врагам пройти это место, вызывая у них чувство ужаса. Стоит ли говорить, что в Крыму нашлось убедительное подтверждение и этой, весьма смелой гипотезы?

Не менее интересным экскурсионным объектом являются и менгиры – вертикально поставленные обработанные каменные блоки. В Крыму сохранилось очень мало менгиров, находящихся in situ, то есть там, где их установили в древности. Широко известны Скельские менгиры в центре села Родниковского (бывшая Скеля) близ Севастополя. Однако в литературе мне не удалось выяснить, установлены ли они на этом месте изначально или доставлены откуда-то из других мест.
Так что можно с большой степенью уверенности утверждать, что сегодня единственным в Крыму менгиром, который находится там, где ему положено быть, является 4-метровый красавец, спрятавшийся подальше от чужих глаз в одной из глубоких балок недалеко от Бахчисарая. Кстати, следует отметить, что этот замечательный памятник, к сожалению, не введен ни в научный оборот, ни в реестр охраняемых памятников археологии!

Бахчисарайский менгир представляет грубо отесанный каменный блок примерно прямоугольной формы. Предположения, что это – всего лишь отколовшийся обломок скалы, неубедительны: во-первых, ближайший скальный массив находится в нескольких сотнях метров, во-вторых, он монолитен и нет никаких намеков на то, что в обозримом будущем от него намерены отколоться какие-то куски. В конце концов, даже если и предположить, что этот осколок когда-то откололся и сполз по склону, то, согласно законам всемирного тяготения, он давно должен был заплыть землей, а не красоваться на склоне балки в строго вертикальном положении.
Менгир необычайно привлекателен своей одинокостью и загадочностью. Но дополнительный шарм этой загадке придает еще одно, совершенно уникальное обстоятельство. Тут нужно отметить, что менгиры являются благодатной темой для фантазий, в том числе научных. Например, широко бытует предположение о том, что эти многотонные сооружения возводились древними с некими культовыми целями. Мысль о храме, где приносились ритуальные жертвоприношения (причем, это были исключительно невинные девушки!) конечно, интересна, но как-то безосновательна. Другая, не менее популярная тема, связана с фаллическим культом. Она также вызывает массу положительных эмоций, но не отвечает на простой вопрос: за каким лешим это было нужно людям, чья жизнь проходила в отчаянной борьбе за существование.
Весьма привлекательным является мнение о том, что менгиры являются древними обсерваториями. Действительно, Стоунхендж стал местом паломничества туристов после того, как выяснилось, что в пору летнего солнцестояния главная ось всего сооружения указывает на северо-восток, точно туда, в самые длинный день в году восходит Солнце.
Это потрясающее зрелище можно наблюдать и в Крыму.

На противоположном склоне балки, где стоит Бахчисарайский менгир, открываются выходы монолитных скал. Если подняться повыше, то становится хорошо видным выдолбленное в скальном монолите сквозное отверстие прямоугольной формы, высотой примерно полтора и шириной около метра. Оно пробито в стене скалы, представляющей часть небольшого грота, закопченного дымом многочисленных костров. Очевидно, что во все времена его использовали как временное пристанище пастухи, пасущие скот на склонах балки. В пользу этого предположения говорит тот факт, что в средневековье этот грот был дополнительно обустроен: внешняя открытая сторона была «зашита» досками, пазы от которых хорошо сохранились в полу и потолке грота.
Отверстие в стене, казалось бы, тут ни к селу, ни к городу. Однако смысл этой невероятно тяжелой работы становится несколько ясен, если достать компас. Он убедительно показывает, что менгир на западном склоне балки и отверстие в скале на восточном склоне находятся точно на линии восток-запад. Иными словами, в какой-то определенный день Солнце, поднимаясь из-за горизонта, пробивало отверстие лучом и бросало его на менгир. Оказалось, так оно и есть.
Рассказывает главный конструктор Крымской астрофизической обсерватории Александр Лагутин: «Менгир и «окно» являются как бы частями колоссального оптического инструмента. Они фиксируют некую оптическую ось в направлении восток-запад, на которой может оказаться восходящее солнце только в определенные дни. Поверив в собственную версию, я много лет проводил наблюдения, встречая восход солнца у менгира. Начинал, естественно с дней равноденствия, наиболее выгодных в смысле точности работы “инструмента’’, когда точка восхода солнца быстрее всего смещается по горизонту. Не всегда ночевки у менгира давали результат, нередко бывали утренние туманы или тучи, но в удачные дни зрелище было феерическое: на черном фоне далекой скалы вспыхивала ярчайшая точка с ослепительными лучами. Фиксированными оказались дни, немного смещенные от равноденствий в сторону лета».
Зрелище что и говорить, увлекательное, но ни на шаг не приближающее нас к ответу на вопрос: с какой целью было построено это громадное и даже по нынешним временам дорогостоящее сооружение?

В литературе укоренилось предположение, что наблюдения за Солнцем были необходимы для точного определения сроков сельскохозяйственных работ или каких-то других мероприятий, связанных с календарем. Ну, что касается земледелия, то любой селянин вам объяснит, что начало сева или уборка картошки никак не привязаны к точным датам. Гораздо важнее знать состояние погоды, почвы, а эти факторы по отношению к календарным датам могут варьироваться не меньше, чем в неделю.
В принципе, можно представить себе, что ко дню летнего солнцестояния были приурочены некие празднества, но я сильно сомневаюсь, чтобы община надрывала силы для определения точного момента начала народных гуляний.

 

 

Нажми, чтобы добавить комментарий

Добавить комментарий