Вячеслав Хачатурян, «Терра Таврика»

Вячеслав Хачатурян, «Терра Таврика»

В мае нынешнего года исполняется 220 лет грандиозного путешествия, предпринятого Императрицей Екатериной II из Санкт-Петербурга в Крым.

Впервые в мире!

Путешествие Высочайшей особы (как сказали бы сейчас – VIP) в полуденный край не имело прецедентов – ни по масштабам, числу участников, времени в пути, стоимости… Однако ни дальняя дорога, ни возрастные недуги (Императрице исполнилось 58 лет) не заставили Екатерину отказаться от стремления лично осмотреть недавно обретенный «полуденный край».





Это было путешествие, впервые в мире спланированное по всем правилам организации тура. Здесь можно проследить все составляющие классического тура: транспорт, размещение, питание, культурная программа и даже сувениры.
Так что можно с полной уверенностью утверждать: путешествие Екатерины Великой положило начало крымскому туризму в целом. Кроме того, это событие заложило традиции политического VIP-туризма, которые с успехом развили и продолжили практически все властители Российской империи, Советского Союза и независимой Украины.
Деньги, отпущенные казной, — 15 млн. рублей – отвечали грандиозности замысла. Чтобы представить себе эту сумму, достаточно сказать, что хорошая дойная корова в то время стоила 8 рублей.
Итак, осенью 1784 года светлейший князь Григорий Потемкин подписал ордер «О приуготовлении на различных станциях известного числа лошадей, о местах, где во время путешествия будут обеденные столы, о дворцах, которые должны строиться по присланному рисунку, о квартирах в городах для свиты». Армия получила распоряжение переменить квартиры, приблизиться к тем местам, по которым предполагался маршрут путешествия: на солдат, как обычно, возлагались все многочисленные работы на местах. А работы было непочатый край: для путешествия строились целые города: Екатеринославль, Херсон, Николаев, Симферополь, Севастополь…

Дороги

Дороги продолжали оставаться второй главной бедой России. Поэтому проложить достойный путь следования Императрицы было делом чести для Потемкина. Дорогу в Крым князь потребовал «сделать богатой рукой, чтобы не уступала римским. Я назову ее Екатерининский путь». В развитие этой темы светлейший повелел обозначить победное шествие Екатерины от моря до моря специальными «дорожными знаками»: каждая верста обозначалась специальным треугольным обелиском «из дикого камня», а через каждые десять верст водружали каменную «милю» — «круглую пропорционально вытесанную колонну с украшением вроде осьмиугольной капители».
Екатерининские мили – абсолютно уникальный памятник зодчества, — сегодня являются единственным сооружением, специально построенным в честь путешествия императрицы в Крым. За двести с лишним лет «верст» уже не осталось ни одной, а «миль» сохранилось всего три: у дороги Бахчисарай – Севастополь (недалеко от Новопавловки), на Северной стороне Севастополя и возле ханского дворца в Бахчисарае. До недавнего времени остатки еще одной «Мили» можно было видеть на седьмом километре от Старого Крыма в сторону Феодосии, но сейчас не сохранилось и их.

Транспорт

Важнейшей проблемой оставался транспорт. Для путешествия были изготовлены свыше 200 экипажей, при этом некоторые из них могли находиться и на полозьях, и на колесах. Шикарными получились две кареты, предназначенные лично для Императрицы.
Интересно, что одна из карет, участвовавших в путешествии, ныне находится в экспозиции краеведческого музея Днепропетровска. Как известно, маршрут путешествия пролегал через основанный Потемкиным Екатеринославль (нынешний Днепропетровск). Карета здесь сломалась, и ее решено было оставить, благо в запасных недостатка не было. Но верноподданные екатеринославцы бережно сберегли царский «сувенир», который впоследствии стал экспонатом музея.

Путеводитель

Специально для участников путешествия был издан оригинальный путеводитель-дневник «Путешествие Ее Императорского Величества в полуденный край России, предприемлемое в 1787 году» (один из экземпляров этой уникальной книги хранится в библиотеке «Таврика»). В предисловии отмечается цель книги: «Всех городов, знаменитых рек, местечек, и достойных замечания урочищ, через путешествие сие последовать имеет, предполагается здесь географическое и историческое краткое описание». Интересно, что на каждом развороте имелась специальная чистая страница, где спутник императрицы мог записывать свои наблюдения.

Начало путешествия

6 (17) января в Царское Село (ныне город Пушкин) собрались все участники путешествия: 32 высших сановника Империи, послы Англии, Австрии и Франции. А с ними лакеи и другая обслуга, числом до 200 человек. Расселись по местам и кортеж, состоящий из 14 карет, 124 саней с кибитками при 40 запасных санях двинулся в путь, растянувшись на версту.
Распорядок дня императрицы был приближен к дворцовому. Екатерина вставала в 6 часов утра, занималась часа два делами. В 9 утра отправлялись в путь. С 12 до 15 обедали — в казенных зданиях или в помещичьих усадьбах, а в новоприобретенном крае – в специально построенных путевых дворцах. Затем до 19 часов ехали дальше. Вечерами Екатерина по обыкновению играла со спутниками в карты и лото, в 21 час уходила в свою комнату, писала письма или читала, в 23 часа ложилась спать.

На границе каждой губернии кортеж встречал и провожал до границы следующей губернии губернатор и чиновники. На каждой станции царский поезд ожидало от 500 до 600 свежих лошадей.
29 января (8 февраля) приехали в Киев. Здесь к путешественникам присоединился австрийский император Иосиф II. В Киеве задержались почти на три месяца: ждали, когда вскроется Днепр. 22 апреля флотилия, состоявшая из 50 великолепных галер, с небывалой пышностью двинулась дальше. Посетили только что отстроенные города Екатеринославль, Херсон.
Маршрут по Крыму «для шествия Ее Императорского Величества» также был расписан детально: «Перекоп — Пять Колодезей — ночлег, Бахчисарай — ночлег, Севастополь — ночлег и обед, Симферополь — обед, Карасубазар — ночлег, Судак — обед, Старый Крым — ночлег, Феодосия — обед и ночлег».

Перекоп

19 мая царский поезд въехал в Перекоп – «каменное четырехугольное укрепление и поселение, состоящее из нескольких домишек». Ворота крепости были украшены афоризмом, принадлежащем Потемкину: «Предпослала страх и принесла мир». Путь в Крым был открыт.

«При выезде нашем мы увидели довольно значительный отряд татарских всадников, богато одетых и вооруженных: они выехали навстречу государыне, чтобы сопровождать ее на пути. Монархиня, с мыслями всегда возвышенными и смелыми, пожелала, чтобы во время ее пребывания в Крыму ее охраняли татары, презиравшие женский пол, враги христиан и недавно лишь покоренные ее власти. Этот неожиданный опыт доверчивости удался, как всякий отважный подвиг», — отмечает посол Франции Сегюр.

У местечка Пять Колодезей Императрица ознакомилась с соляными промыслами. Ей продемонстрировали 13 образцов самосадочной соли – драгоценного, стратегического товара империи: путешествие частично финансировалось из соляной экспедиции.

Бахчисарай

20 мая Екатерина торжественно въехала в Бахчисарай. Этот город, без сомнения, был одним из важнейших, если не самым главным пунктом путешествия. Бывшая столица враждебного государства уже, казалось бы, лежала у ее ног… И тут, на подъездах к Бахчисараю, произошел случай, который едва не обернулся трагедией: на крутом спуске кони не могли удержать тяжелую карету, в которой ехала Екатерина… Но местные татары не растерялись и, буквально просившись под копыта и колеса, спасли жизнь императрице.

Впрочем, свидетели утверждают, что это приключение не омрачило настроения императрицы. Еще бы! Граф Сегюр в своих записках отмечал: «Императрица наслаждалась удовольствием возсесть на мусульманский престол, завоеванный ея оружием».
Бахчисарай основательно готовился к приезду высочайшей особы. Правитель Таврической области Коховский получил предписание Потемкина: «Всячески стараться прибрать Бахчисарай наилучшим образом, подправить в оном крыши на домах, а трубы подбелить», изготовить сколько можно больше плошек для освещения города ночью, большую улицу застроить хорошими домами и лавками. «Развалившиеся дома и лавки, стоявшие у моста при въезде во дворец, сломаны, а каменья для обделывания берегов реки, текущей около дороги, навожены», — рапортовал правитель области. Старинные каменные ворота в виде триумфальной арки, стоящие на въезде в город (они были разрушены в 1944 году) были украшены надписью: «мая 1787 года».

Расположились в бывшем Ханском дворце. К приезду Екатерины Хан-сарай подвергся основательной реконструкции. Это понятно: она находилась здесь целых три дня!
С наступлением ночи гости наблюдали потрясающее зрелище: склоны ущелья, в котором прятался город, окрестные скалы, все дома в округе вдруг осветились многотысячными огоньками. Казалось, крохотные звезды вспыхнули над Бахчисараем, чтобы приветствовать высокую гостью.

Всем казалось, что они находятся в каком-то волшебном городе из сказок Шахерезады. Город, после «покоренья Крыма» опустевший, вдруг наполнился жизнью. Проезжая в сторону Успенского монастыря и потом на Чуфут-кале, путники видели многочисленные кофейни, заполненные нарядно одетыми посетителями, и лавочки с обилием экзотических товаров…По свидетельству Сегюра, «несмотря на резкое уменьшение численности населения после завоевания, в Бахчисарае проживало еще девять тысяч жителей, являющихся в своем большинстве мусульманами. Политика Екатерины не стесняла ни их торговли, ни их религии, она позволяла им во всем следовать своим древним традициям».
Нужно отметить, что весь советский период в экспозиции Ханского дворца любовно сохранялась «Екатерининская комната», бывшая ханская опочивальня, главными экспонатами которой были портрет императрицы работы знаменитого Рокотова (интересно, что точно такой же портрет выставлен в экспозиции Царского села!) и походная кровать. По наблюдению художницы и писательницы Елены Нагаевской, «походное высочайшее ложе (тривиальное слово «кровать» было бы неуместно) вероятно, оставлено тут не без умысла. Дескать, ее величество у себя дома и в любое время может вернуться, чтобы самолично властвовать в Бахчисарае и Тавриде».

В 1996 году, с изменением политической ситуации, «Екатерининскую комнату» разобрали. Времена тогда были не простые. Велись ожесточенные дискуссии о роли Екатерины в судьбе крымских татар. Пророссийски настроенные политики пытались установить в Симферополе бюст рачительной государыне. Их протатарски настроенные оппоненты с этим не соглашались. Музейщики от греха подальше убрали в запасники знаменитую кровать и два дубовых шкафа, которые привезли для императрицы аж из Санкт-Петербурга. Портрет, мундир императрицы и походный туалетный столик перекочевали в Художественный музей Бахчисарайского заповедника. Сейчас страсти поутихли, и коммерческие, а не политические интересы велят реанимировать былую экспозицию.

Ныне память о пребывании Императрицы в Бахчисарае сохраняет недавно отреставрированная «Екатерининская миля». В отличие от других, она украшена памятной надписью на русском и арабском: «Благородной памяти Императрица Екатерина II изволила быть в Бахчисарае в 1787 году мая 14». Вершину колонны некогда венчал двуглавый орел, перенесенный сюда с «железных» дверей ханского дворца, где он был установлен вместо полумесяца к приезду Екатерины.

Севастополь

Утром 22 мая путешественники отправились в Севастополь. Туда была проложена новенькая дорога. На Мекензиевом хуторе поменяли лошадей, и к середине дня были в Инкермане.
В специально построенном павильоне на территории бывшей крепости Каламита, возвышавшейся на скале, был организован обед. И тут Светлейший князь, большой любитель спецэффектов, подготовил гостям грандиозный сюрприз. По его команде занавес, скрывавший большой балкон, обращенный к Ахтиарской бухте, внезапно раздвинули. Короли, принцы и посланники не могли сдержать изумления: на берегах бухты раскинулся город. А на рейде красовался флот: линейные корабли, фрегаты, транспорты… Приветствуя высоких гостей, корабли и береговые батареи открыли огонь. Гром пушек возвестил Европейское сообщество о том, что Россия пришла сюда всерьез и надолго.

После обеда императрицу и ее свиту ожидала прогулка на шлюпках по севастопольским бухтам. Это сейчас с Графской пристани могут прокатиться и поглазеть на корабли все желающие. А тогда, 220 лет назад, это все было в диковинку – и красавицы лодочки, и молодцы гребцы: по одну сторону блондины, по другую — брюнеты. Как и во все времена, матросы были веселые, разбитные ребята. Очевидцы свидетельствуют: императрица, расположившись в шлюпке, приветствовала гребцов: «Здравствуйте, друзья мои!». «Здравствуйте, матушка, Царица наша!» — был дружный ответ. «Как далеко я ехала, чтобы только видеть вас»,— сказала Екатерина и услышала неподражаемый ответ загребного Жарова: «От евдакой матушки-Царицы чего не может статься!». Екатерина оценила соленую шутку, улыбнулась и обронила по-французски командующему флотом графу М.И. Войновичу: «Какие ораторы твои матрозы!».

Шлюпки обошли несколько кораблей и остановились около специально обустроенной парадной пристани – выходу в город. В честь императрицы ее назвали Екатерининской, но официальное название не прижилось. Так и осталась пристань Графской – в память о командующем флотом Войновиче. «У пристани была великолепная лестница из тесаного камня, роскошная терраса вела от нее к дому императрицы», — сообщает принц Насау-Зинген.

Севастопольский дом императрицы, как и другие, был одноэтажным. Стены его были обшиты изнутри ореховым деревом, выше окон обиты малиновым и других цветов штофом, на окна повешены шелковые занавеси, полы устланы темно-зеленым сукном, комнаты меблированы лучшей мебелью, зеркалами и люстрами… «Екатерининский дворец» пострадал во время обороны города в 1854-55 годах, однако был восстановлен и еще долго служил Севастополю. В начале 1920-х годов его снесли.
На следующий день осмотр Севастополя продолжился. Императрица посетила церковь святого Николая (ныне на ее месте расположен Дом офицеров), флагманский линейный корабль «Слава Екатерины», осмотрела город и бухты, знакомилась с офицерами. Вечером было устроено «сражение» – в духе нынешних военных парадов: бомбардирский корабль «Страшный» обстрелял и поджог «фальшивый городок», специально обустроенный на Северной стороне бухты.

«Нам казалось непостижимым, каким образом в 2000 верстах от столицы, в недавно приобретенном крае, Потемкин нашел возможным воздвигнуть такие здания, соорудить город, создать флот и поселить столько жителей. Это действительно был подвиг необыкновенной деятельности!», — писал Сегюр о посещении Севастополя.
Байдарская долина, Балаклава

Утром 24 мая Потемкин показывал обожаемой императрице свое имение в Байдарской долине. Путешественники двигались из Севастополя через Камары (ныне Оборонное). Недалеко от Балаклавы, возле деревни Кады-кой их встретила рота «амазонок», составленная из жен и дочерей офицеров расквартированного здесь греческого батальона, всего сто наездниц в специально пошитой униформе: юбки малинового бархата, куртки зеленого бархата, белые тюрбаны… Командовала экзотическим воинством жена одного из офицеров, Елена Ивановна Сарандова. Екатерина была в умилении: присвоила Сарандовой уникальное звание «капитан амазонок», а позднее прислала в подарок перстень с бриллиантом.
По аллее из апельсиновых, лимонных и лавровых деревьев кортеж проследовал в Балаклаву. Уютная бухта и эффектные руины крепости очень понравились гостям.

В селе Скели (ныне с. Родниковское) гостей поразили огромные «поставленные камни» – менгиры. Их, по счастью, можно видеть и сегодня. Огромные, до трех метров высотой, грубо отесанные столбы, поставленные здесь много тысячелетий назад, и у императрицы, и у современного туриста вызывают искреннее уважение своей древностью и загадочностью.
Путешествие по Байдарской долине длилось до поздней ночи. Через Мекензиев хутор и Дуванкой (ныне с. Верхнесадовое) путешественники вернулись в Бахчисарай, и весь следующий день отдыхали. А затем двинулись в Симферополь.
Тут хочется сделать небольшое лирическое отступление. Понятно, что столь значимое событие не могло не обрасти легендами, домыслами, мифами. В опубликованных сборниках ничего найти не удалось, но одну, случайно услышанную байку о происхождении названий нескольких населенных пунктов, расположенных между Бахчисараем и Симферополем, будет уместно воспроизвести.

Так вот, да простят меня ученые фольклористы, почему село называется Чистенькое? Да потому, что здесь Екатерина помылась в баньке! Приятное свидание в комментариях вовсе не нуждается: ведь здесь произошла долгожданная встреча Екатерины и Григория! А что касается названия станции Сирень, то она получила имя в память о роскошном букете (естественно, белой сирени!), который преподнес князь своей возлюбленной.
В известной степени легендарным стал утес на горе Демерджи. Как ни старались советские творцы легенд Крыма внедрить в сознание народа якобы запечатленный там образ гордой девушки Марии, народ упорно видел там бюст Екатерины (а ведь и правда – похоже!), и даже гору называл на русский лад, Катерин-горой.

Симферополь

26 мая императрица посетила недавно созданный губернский центр. Он только начинал обустраиваться, и предусмотрительный Потемкин предусмотрел посещение единственной в городе православной церкви во имя святых равноапостольных Константина и Елены, обустроенной в бывшем жилом доме (ныне — ул. Октябрьская, 8). Пораженная бедностью церкви, императрица высказала пожелание видеть в городе «приличный храм соборный». После открытия Петропавловского собора церковь Константина и Елены вошла в состав усадьбы, которая принадлежала генералу Василию Попову, правителю канцелярии Потемкина. Добротно построенное здание на удивление хорошо сохранилось и с середины 90-х годов продолжает служить своему предназначению.
После молебна императрица направилась к путевому дворцу (ныне здание Железнодорожного техникума на ул. Р. Люксембург). Строго говоря, на дворец он был не слишком похож: одноэтажный, из бутового камня на глине, под черепицей-«татаркой». Однако получился обширным — из 20 комнат плюс несколько флигелей. Отобедав, Екатерина в память о своем пребывании в городе посадила в саду при дворце три шелковицы, и кортеж двинулся дальше, в Карасубазар.
Однако рассказ о пребывании Екатерины в Симферополе будет неполным, если не вспомнить о замечательном памятнике, который был открыт в городском саду в октябре 1890 года.

Бронзовая императрица венчала высокий пьедестал из полированного гранита. У подножия статуи располагались скульптуры четырех деятелей, осуществивших дело присоединения Крыма: впереди, в полный рост – фигуры Потемкина и Долгорукова, слева и справа – погрудные изображения Суворова и Булгакова, посланника России в Турции. Памятник стал одной из главных достопримечательностей Симферополя.

Интересна судьба, которая постигла памятник после революции. Он пережил гражданскую войну, но в 1921 году бронзовые статуи навсегда покинули свой пьедестал, чтобы уступить место новым героям, спешно сооруженным из гипса и арматуры: Пролетарию, Марку, Энгельсу и Ленину. Это сооружение разобрали в 1940 году, заменив его более долговечным памятником Ленину. Статую Екатерины спрятали на хозяйственном дворе Художественного музея. Во время войны она бесследно исчезла. Неизвестна судьба и ее сподвижников. Повезло только Суворову. Его бюст, некогда находящийся на памятнике Екатерине, впоследствии был водружен на вершине колонны и до 1983 года украшал остатки редута на берегу Салгира, рядом с гостиницей «Украина». В год 200-летия Симферополя редут привели в порядок и установили новый памятник полководцу. Памятник Ленину в городском саду убрали примерно в то же время. На его месте обустроили фонтан, уже давно бездействующий…

В 2004 году Конгресс русских общин Крыма открыл на здании Симферопольского техникума железнодорожного транспорта памятную доску. Надпись на доске гласит: «На этом месте в 1787 году располагался путевой дворец Екатерины II, построенный основателем города Симферополя, генерал-губернатором Новороссии, князем Г.А.Потемкиным».
Карасубазар

Посещение Карасубазара также имело важное политическое значение. Во времена расцвета Крымского ханства это был один из важнейших административных и торговых центров на полуострове. Еще свежа была здесь память о Суворовских деяниях: в 1777 году 10-тысячный отряд под командованием прославленного полководца вступил в боевое столкновение с 40 тысячами османских джигитов и обратил их в бегство.
Потемкин наверняка обратил внимание Екатерины и на Белую скалу, куда в 1783 году, сразу после официального присоединения Крыма к России, он повелел явиться крымской знати, чтобы принять от нее присягу на верность Российской державе.
Дворец, правда, построили не в самом Карасубазаре, а за городом, на возвышенности, возле слияния двух рек – Биюк Карасу и Танас. Дворец удался: розовый мрамор на облицовку, бук для внутренней отделки, парк с фонтанами… Здесь императрицу ожидал вечерний фейерверк из 300 ракет, а первых лиц Таврической области – высокая награда за гостеприимство, орден святого равноапостольного князя Владимира.
Время не пощадило ни сад, ни дворец. Сейчас на его месте располагаются строения Белогорской больницы.
Старый Крым

Путевой дворец для ночлега был построен и в Старом Крыму, который в то время носил другое название — Левкополь. В переводе с греческого — такая вот дань политической моде — это значит «Белый город». Дворец был деревянным, поэтому через некоторое время сгорел. А вот каменный фонтан, построенный в честь приезда императрицы, сохранился. Он находится неподалеку от современной автостанции. Жаль только, что пересох.
Феодосия

28 мая высокие гости посетили Феодосию. Город запомнился посещением бывшего ханского монетного двора, где на память о путешествии в их присутствии были изготовлены две золотые медали «Путь на пользу». Эти сувениры князь Потемкин преподнес виновнице торжества и австрийскому императору Иосифу. Интересно, что спустя 220 лет одна из этих медалей была выставлена на специальном нумизматическом аукционе в Москве и ушла за 130 тысяч долларов.
Такой сувенир, что и говорить, для избранных. Простые же смертные могут ограничиться созерцанием картины Айвазовского «Посещение Екатериной Феодосии», выставленной в основной экспозиции Феодосийской картинной галереи.
29 мая двинулись обратно. Ночевали опять в Карасу-базаре. На следующий день Императрица наградила первых лиц губернии и воинских начальников – новыми званиями, орденами. Щедрость Ее Величества не знала предела: «пожалованы денежные дачи: духовенству, находящемуся при флоте в Севастополе, греческому духовенству в Феодосии и в Бакчисарае; на мечеть в Карасу-базаре, на мечеть и дервишам в Бакчисарае. На училища в области Таврической, нижним чинам всех войск в Тавриде расположенных по одному рублю на каждого человека, також на бедных и увечных; что составило знатную сумму». Главного организатора — Потемкина -Екатерина отблагодарила за труды по-особому. Правительствующий Сенат изготовил «Похвальную грамоту, с означением подвигов генерал-фельдмаршала князя Потемкина: в присоединении Тавриды к Империи Российской, в успешном заведении хозяйственной части и населении губернии Екатеринославской, в строении городов и в умножении морских сил на Черном море, с прибавлением ему именования Таврического».

31 мая царский поезд покинул Крым. 12-дневный тур по Крыму был успешно завершен.
Экономическое, политическое, дипломатическое значение этого путешествия трудно переоценить. «Драгоценнейшей жемчужиной в своей короне» назвала Крым Екатерина. «На Западе должны были узнать, какими источниками богатства и могущества располагает Россия», — отмечал граф Сегюр в своей книге.
День сегодняшний

Нужно признать, что размах и высочайший уровень организации этого тура продолжает поражать и спустя 220 лет. Путешествие Екатерины Великой в полуденный край не имело прецедентов и положило начало крымскому туризму в целом.
По этой причине руководители туристических компаний Крыма, представители туристической общественности приняли решение провести ряд мероприятий, посвященных этой замечательной дате.
Инициативную группу составили Светлана Очкуренко, директор фирмы «Рамут-Севастополь-тур», Ирина Полянская, директор фирмы «Крымтурбюро на Москольце» и автор этих строк.
Наш проект, как и путешествие Екатерины, называется «Путь на пользу»: мы хотим обратить наши мероприятия на пользу современного курортного и туристического Крыма. Екатерина Великая назвала Крым драгоценнейшей жемчужиной своей короны. Мы хотим доказать, что эта жемчужина ничуть не померкла.
Наш проект не имеет никакой политической или коммерческой подоплеки. Это – ряд сугубо культурологических мероприятий, которые должны привлечь внимание наших партнеры в Украине, России, Белоруссии, дальнего зарубежья к курортным и туристическим возможностям Крыма.

Мы планируем инициировать проведение научно-практической конференции или научных чтений, посвященной этой дате. Хотим пригласить экскурсоводов, научных работников – историков, музейщиков. Состоится презентация новой экскурсии, рассказывающей о путешествии Екатерины по Крыму.

Во время встречи городского головы Геннадия Бабенко с руководителями предприятий и организаций Симферополя 6 марта И. Полянская озвучила мысль о необходимости восстановить в Симферополе памятник Екатерине II, разрушенный в годы советской власти.
В ответ Г. Бабенко рассказал, что во время недавнего визита в Крым мэра Москвы Юрия Лужкова подарил ему две фотографии памятника Екатерине II, который стоял в крымской столице. «Я думаю, вы все поняли, что подразумевает этот подарок», — заключил Г. Бабенко.
Будут и другие культурологические акции, которые мы пока держим в секрете.
Наша акция – патриотична в самом высоком смысле этого слова. Поэтому мы приглашаем принять участие в нашей акции всех тех, кому небезразлична история нашего края.