«Дон Кихот»

1957 г., режиссер Евгений Шварц

Фильм — экранизация одноименного романа Сервантеса «Дон Кихот».
В ролях: Дон Кихот — Николай Черкасов, Санчо Панса — Юрий Толубеев, Карраско – Георгий Вицын, Герцог – Бруно Фрейндлих.

Награды фильма:
Вторая премия за операторскую работу Аполлинарию Дудко на ВКФ в 1958 году
Вторая премия за режиссуру Григорию Козинцеву на ВКФ в 1958 году
Третья премия по разделу художественных фильмов Григорию Козинцеву на ВКФ в 1958 году


Первая премия за операторскую работу Андрею Москвину на ВКФ в 1958 году
Почетная грамота Григорию Козинцеву на МКФ в Ванкувере в 1958 году
Премия Николаю Черкасову как лучшему актёру на МКФ в Стратфорде в 1958 годуПриз Григорию Козинцеву на МКФ в Сан-Себастьяне в 1964 году

Фильм снимался на яйле Ай-Петри, в Коктебеле и в районе поселка Орджоникидзе.

"Дон Кихот", съемки в КрымуЕжедневные съемки по 12-14 часов в день проходили в Крыму, где днем градусник зашкаливал за 50 градусов! Латы раскалялись так, что Николай Константинович Черкасов порой шутил: «Никто не хочет на мне пожарить яичницу?».  Для съемок в Коктебеле была построена шестнадцатиметровая ветряная мельница. Дублером Черкасова был каскадер Васильев, которому предстояло вертеться на крыле этой мельницы. Но Васильева в решающий момент на площадке не оказалось. Пришлось самому Черкасову в нескольких дублях зависать вниз головой на высоте шестнадцати метров. Отметим, что актеру в это время было уже 53 года.

На Ай-Петри снимали сцену, когда коляска с герцогиней проезжает под обрывом, откуда за ней наблюдает Дон Кихот-Черкасов — на Россинанте. Лошадку подбирали долго, ведь Россинант, хоть и кляча клячей, но должен был выказывать породу. После двухмесячных поисков как-то увидели в Симферополе — какой-то одр еле тянет по улице хлебную повозочку. А мордочка — прехорошенькая. Как выяснили позже — чистый араб, румыны, отступая из Крыма, оставили. Черкасов потренировался. И уже через две недели приступили к съемкам.

"Дон Кихот", съемки в Крыму«Обрыв — 200 метров от смотровой площадки до герцогини, — вспоминает Владимир Чеботарев – второй режиссер фильма. — Черкасов подносит руку к тазику, то есть к шлему, посылает Россинанта вперед, а тот вдруг затормозил, поднял голову — вдалеке, оказывается, пасли лошадей, — заржал, немедленно возбудился (я это, стоя чуть повыше, прекрасно заметил) и сделал несколько прыжков к обрыву. Я пулей слетаю со своей верхотуры. Хватаю ловеласа под уздцы. И все трое благополучно падаем у самого края пропасти».

Самым трудным делом в процессе съемок был грим актеров. Процедура гримирования Дон Кихота занимала без малого два часа (для сравнения, грим Санчо Пансы накладывали всего за 45 минут). При таком раскладе повторно гримироваться в течение дня было физически невозможно, и актерам приходилось приспосабливаться.

Поначалу руководство студии хотело снимать эпизоды в Армении, но потом от этой идеи отказались — Феодосия как нельзя лучше походила на знойную Ламанчу. Николай Черкасов вспоминал, как его возили на обед в Коктебель, в Дом творчества писателей. Не сняв грима, в рыцарских доспехах он возникал на кухне и неповторимым басом жалобно просил:  — А не накормят ли здесь люди добрые странствующего рыцаря?
Отказов, разумеется, никогда не было.