Народные традиции и охрана природы Крыма. Реальность или утопия?

И. Коваленко, сборник статей «Марщ парков»

В настоящее время во многих регионах СНГ, в том числе и в Крыму, государственная охрана природы чисто номинальная и, соответственно, мало эффективная. Природа на самом деле на полуострове никем не охраняется. Государственные природоохранные структуры часто занимаются заработком денег, общественные организации — показательной уборкой мусора, Партия Зеленых — и тем, и другим, ученые выискивают новые виды растений и животных, пускаются в пространные теоретические рассуждения о проблемах биоразнообразия и рациональном природопользовании.





На самом же деле все вышеперечисленные субъекты даже при всем их желании не смогут действенно охранять природу. Они могут только помочь направить в нужное русло экологическое сознание народа, который является основным потребителем и сторожем Природы. Масштабным уничтожением природы занимается не политики, чиновники и ученые, а население региона. Следовательно, и продуктивной охраной природной среды тоже сможет заниматься только само население. Пока народные массы не поймут все ценности природы — она будет гибнуть.
Поэтому основным упором в работе всех приверженцев природоохраны должно быть развитие, восстановление и закрепление экологического мышления простых людей. На протяжении многих веков на территории Крыма, у разных этносов существовал целый пласт культуры, связанный с народной охраной природы. Каждый народ имел свои природоохранные традиции, свои собственные охраняемые природные территории. В большинстве своем, такие традиции и территории были основаны на культово-религиозном почитании природы [4].
Поклонение "святым" объектам природы и связанные с ними культурные традиции сыграли главную роль в формировании экологического мышления населявших Крым народов. Исключительно благодаря религиозно-мистическому почитанию некоторых природных территорий, до нашего времени дожили не только сами эти места, но и в значительной степени сохранился их биоресурсный потенциал [5].
За время советской власти основная часть традиций и самих почитаемых природных объектов была утеряна. Но пока еще не поздно, пока еще живы некоторые носители народной культуры природопользования, необходимо активно начинать пропаганду этих традиций среди населения. Такая пропаганда охраны природы за счет культовых традиций не будет действенна со стороны государства. Но, безусловно, такая пропаганда будет поддержана, если будет проводиться духовными лидерами крымских этносов. И такие примеры уже имеются.
По справедливому мнению директора Киевского эколого-культурного центра В. Е. Борейко "религиозная мотивация может значительно укрепить экологические усилия общественности. Без лежащего в основе этих усилий чувства священного, все природоохранные попытки, основанные только на экологических факторах и теориях, не устоят перед напором мощных сил, настроенных использовать природу для своих меркантильных целей" [1]. Понимают важность этого вопроса и некоторые официальные лица. Так, в докладе Министра лесного хозяйства Республики Беларусь от 14.05.98 по случаю 200-летия лесного хозяйства Беларуси, прозвучали такие слова: "Видимо настало время, когда в рамках христианства не грех возродить народные традиции природопоклонничества, любви не только к ближнему, а и к окружающей родной природе, чтобы люди стали друзьями леса".
Конечно, охрана объектов природы должна иметь и государственную поддержку. Но много ли лично Вы знаете в Крыму объектов природы, которые заповеданы из-за своих историко-культурных особенностей, благодаря тому, что они почитались или почитаются местным населением? Такие ценности охранные структуры пока не признают. Очень сложно объяснить чиновнику природоохраной госструктуры зачем нужно заповедать родник, который ничем особым не выделяется, кроме того, что он почитаем у местного населения. Трудно доказать, зачем нужно охранять пещеру, где, по поверьям местных жителей, живет какое-либо божество, которому они поклоняются уже не одну сотню лет. Практически невозможно решить вопрос о придании заповедного статуса вековому дереву, растущему возле культового сооружения. На такие предложения в большинстве случаев можно увидеть чиновничью ухмылку, прочитать в его глазах вопрос о соответствии вашей душевной вменяемости или услышать вопрос: "А зачем охранять? Это дерево, что кто-то срубит? Этот родник что, кто-то закопает? Да их и так вон сколько по региону, ваших вековых деревьев, исторических пещер и родников!".
Объекты природы заповедываются только благодаря их природоохранной ценности. Остальные критерии не учитываются. А в законе "О природно-заповедном фонде Украины" ясно говориться, что ПЗФ Украины составляют объекты: "которые имеют особую природоохранную, научную, эстетическую, рекреационную и иную ценность:". Сложилось так, что природно-заповедные объекты учреждаются в первую очередь исходя лишь из критерия природоохранной ценности [3]. Почему же мы забываем, что законно охранять объект можно и по другим принципам. Если это вспомнить — то все культовые природные объекты ("священные источники, пещеры, скалы, деревья, рощи"), которых немало на территории Крыма, можно с уверенностью разрабатывать для включения в ПЗФ АРК.
В настоящее время автором на территории горного Крыма выявлено более 20 святых источников, около 10 святых гор, скал и пещер, священная роща и несколько священных деревьев. Дальнейшее, более детальное изучение культово-природоохранной культуры народов Крыма, безусловно, позволит выявить ещё не один десяток священных объектов природы. К сожалению, не один из этих родников, ни одно дерево, ни одна скала не являются объектом ПЗФ АРК. Лишь только несколько карстовых пещер (Красная, Данильча, Басманские пещеры, Иограф) пока еще охраняются как памятники природы. Объясню — почему пока еще охраняются.
Сейчас среди госструктур наблюдаются не вполне понятные для природоохранников тенденции. Так, в Республиканском комитете экологии и природных ресурсов АРК из уст некоторых ответственных работников выскальзывают речи о "ненужности" увеличения ПЗФ региона в количественном отношении. "Мы считаем, что совершенно нет необходимости брать под охрану точечные объекты — старые деревья, пещеры, тем более родники", — заявляют там. По словам одного из сотрудников комитета в недалеком будущем "необходимо пересмотреть реестр ПЗФ и исключить некоторые объекты". В этот перечень должны попасть все охраняемые мемориальные деревья Крыма (а их всего 3 экземпляра), а так же пещеры, связанные с культовой и хозяйственной деятельностью древних жителей Крыма.
Лично мне абсолютно непонятно как можно отходить от охраны точеных объектов. Точеный объект: родник, вековое дерево, пещера — конкретно существующая единица. Такой объект важен не только в качестве природной и научной ценности, он обладает важной эстетической и рекреационной составляющей. Часто историко-культурная ценность — главный довод охраны вековых деревьев [2]. Это же относится и к оборудованным родникам, пещерам.
Мы — все, кому небезразлична судьба крымской природы, обязаны встать на пути антизаконных и антиморальных действий некоторых наших чиновников. Это, во-первых. Во-вторых, мы обязаны возродить среди крымчан культ почитания природы. Как это не неприятно слышать, но наши старания — лишь капля в море по сравнению с тем, что сможет сделать экологическое самосознание народа. И в-третьих, мы должны перейти от написания теоретических "сочинений на заданную тему", а начать конкретно действовать.

1. Борейко В.Е. Святилища дикой природы. — Киев: КЭКЦ, 1998. — 112 с.
2. Борейко В. Е. Охрана вековых деревьев. — Киев: КЭКЦ, 2002. — 98 с.
3. Горб К.Н. концепция и общие методические принципы создания охраняемых природных территорий в зависимости от эстетической ценности природных ландшафтов. — Киев: КЭКЦ, 2000. -50 с.
4. Коваленко И. М. Священная природа Крыма. Очерки культово-природоохранных традиций народов Крыма. — Киев: КЭКЦ, 2001. — 96 с.
5. Коваленко И. М. Современная идея охраны дикой природы и священные объекты природы Крыма // Гуманитарный экологический журнал, Спецвыпуск. 2002.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *