Ментальные карты административного устройства Украины и Крыма.

(по пространственным знаниям жителей г. Симферополя).
Коваленко И. М., "Записки Общества геоэкологов"

Ментальная карта КрымаИнтересен и разнообразен мир географических карт. С незапамятных времен люди начали воспроизводить схематическое отображение местности — сначала на камне и коже, а затем на бумаге и экране ЭВМ. И с тех пор карта стала их верным другом и помощником во всевозможных, порой совершенно разных делах. Без карты абсолютно немыслимо ни одно начинание, хоть немного связанное с пространственной деятельностью. "Карта — альфа и омега всех географических построений, в географии она всё и без неё шагу нельзя ступить", ? говорил величайший русский географ В. П. Семенов Тян-Шанский [4].


С точки зрения простого обывателя карты показывают лишь распространение сугубо географических процессов и явлений. При этом забывается огромная роль географической карты в отображении территориального распределения исторических, экономических, социологических, политических, этнографических и множества других процессов. А, тем не менее, абсолютно любые явления, проходящие на поверхности нашей планеты, относятся к области изучения географии в самом широком смысле этого слова и потому поддаются картографированию. Отобразить территориально можно даже такие, казалось бы, негеографические явления как человеческие чувства и знания.
У каждого человека в зависимости от его местопроживания, возраста, уровня образования, социального статуса и особенностей профессии формируются свои собственные мысленные географические представления, которые наиболее наглядно демонстрируются при помощи так называемых ментальных или мысленных карт. Ментальная карта — это картографическое отображение усредненных пространственных знаний и представлений группы людей, объединенных общим местом проживания, об окружающей их географической среде. Таким образом, посредством ментальных карт можно картографировать субъективные восприятия географических реалий, что весьма важно для такой, ещё довольно молодой, науки, как поведенческая география, которая возникла на стыке географии и психологии и все интенсивнее завоевывает свои позиции в общей системе наук.

Западные географы и психологи уже давно взяли на вооружение своей науки способ мысленного картографирования. Так, ведущий британский специалист в области поведенческой географии Джон Голд считает, что мысленные карты, известные в зарубежной географии под названием когнитивных, незаменимы ":при исследовании особенностей накопления пространственных знаний и могут дать много ценного материала для понимания процесса пространственного изучения" [1].

Ментальная карта УкраиныНам, географам, трудно не согласиться с тем, что усредненные пространственные знания основной массы населения нашего государства далеки до совершенства, и в основе этого лежат некоторые упущения и пробелы в учебном географическом процессе, прежде всего, в средних учебных заведениях. При помощи когнитивных карт можно наглядно отобразить эти пробелы, после чего изменение пространственного обучения в нужную сторону и результативная ликвидация географического незнания останется лишь делом времени. Кроме того, "изучение мысленных карт помогает лучше оценить внутренние связи различных географических явлений, а так же понять социально- и культурно-географические особенности территории" [2].
Существует два вида ментальных карт. В первом случае ментальные карты являются только отображением территорий, которые знает или не знает опрашиваемый индивидуум; во втором случае территория не просто отображается, но и содержит некоторые оценочные характеристики — размер, форму, расстояние и направление.

Мысленные карты строятся на основании данных, полученных при социологическом опросе населения, проживаемого на той территории, где проводится исследование. Зарубежными географами было обнаружено, что пространственная информация, которую получают при таком опросе, зависит от четырех факторов: "расстояния респондентов от источника информации, физико-географического характера исследуемого пространства, силы (размера) информативного сигнала и близости источника информации к побережью или границе исследуемой области" [3]. Кроме того, на распространение и формирование пространственных знаний большое влияние оказывают субъективные факторы и средства массовой информации, которые в наше время всё чаще заменяют классические источники географического познания — географические карты, книги, фильмы и т.д. Именно СМИ определяют значимость источника информации, что является наиболее важным фактором в формировании пространственного знания.
К сожалению, в постсоветской географической науке мысленные карты используются ещё очень редко. Из последних работ, связанных с ментальными картами, можно упомянуть исследования, проведенные школьными учителями из г. Перми, которые весьма удачно составили мысленные карты Пермской области [5]. На Украине же когнитивные карты используются ещё меньше, чем в Российской Федерации.
Ниже приводится попытка автора построить и проанализировать мысленные карты административного устройства Украины и Республики Крым по пространственным знаниям жителей г. Симферополя.
Для получения исходных данных автором был проведен социологический опрос жителей города Симферополя по двум вопросам: "Какие административные области Украины Вы можете вспомнить?", и "Какие административные районы Крыма Вы знаете?". Было опрошено 300 человек различного полово-возрастного состава, разного социального статуса и профессии. Единственным ограничением для опроса было достижение опрашиваемым 18-20 летнего возраста. Работа охватывала практически весь город и проводилась в районах Автовокзала, Ж/Д вокзала, Центра (ул. Пушкинская — ул. К. Маркса), Марьино, Свободы, ул. Залесской и Московского кольца.
Результаты опроса, прежде всего, показали довольно слабую осведомленность населения о непосредственно окружающем его географическом пространстве. Так, все области Украины (24 области) из 300 человек полностью смогли назвать только 6 человек (2% опрошенных!), а все районы Крыма и того меньше — 2 человека (0,65% опрошенных). Худшая осведомленность населения Симферополя об административно-территориальном устройстве АРК во многом связана из-за путаницы в административном делении: люди не различают административные районы (Симферопольский, Бахчисарайский, Белогорский, Сакский, Черноморский, Красногвардейский, Джанкойский, Первомайский, Раздольненский, Красноперекопский, Нижнегорский, Советский, Кировский, Ленинский и Судакский) и земли, принадлежащие к горсоветам (Севастополь, Ялта, Алушта, Феодосия, Керчь).
Что касается административно-территориального устройства Украины, то наибольшее количество опрашиваемых назвали, естественно, АРК (100%), а так же Киевскую (83%), Львовскую (78%), Днепропетровскую (75%), Херсонскую (74%), Харьковскую (72%), Одесскую (72%) и Донецкую (71%) области. Это наиболее знакомые для симферопольцев области Украины. Из всех областей Киевская область обладает самым сильным информационным сигналом, главным образом, благодаря местонахождению здесь столицы государства — города Киева. Большой мощностью информативного поля отличается и Львовская область. Для крымчан это, прежде всего, "западенщина" и оплот РУХа — некая противоположность пророссийски настроенному Крыму, а, значит, и объект пристального наблюдения. Кроме этого, свою роль в хорошем знании Львовской области играет и фактор приближенности к государственной границе — к выходу на Запад. Днепропетровская, Харьковская и Донецкая области хорошо известны не только из-за своих республиканских центров — крупных промышленных городов, но и благодаря высокому проценту русскоязычного населения, то есть некой "родственности" Крыму. Кроме этого, Донецкая и Харьковская области граничат с Российской Федерацией, что тоже играет немаловажную роль в их информативности. Херсонская область важна для крымского населения, прежде всего, как единственная непосредственно граничащая с полуостровом территория. В своих поездках на материк крымчане пересекают чаще всего именно эту область. Она так же в большинстве своем населена русскими и имеет крупный город-порт — Херсон. Последние два фактора (русское население и крупный город-порт) играют значительную роль и в знании другой области — Одесской, которая, кроме всего, ещё граничит с двумя иностранными государствами: Молдовой и Румынией.
После Херсонской области к Крыму наиболее близко расположены, а значит и хорошо знакомы, Николаевская и Запорожская области, имеющие с полуостровом морские границы. Но в отличии от Николаевской области, которую назвали 51% опрошенных, о Запорожской области смогли вспомнить 60% респондентов, что связано с важным историческим и промышленным значением этого региона — говоря о Запорожье почти всегда возникает ассоциация с Запорожской Сечью и ЗАЗом. У многих симферопольцев на слуху и северо-восточные области Украины — Черниговская, Сумская и Луганская, получившие, соответственно, 65%, 58% и 60%. Довольно хорошая осведомленность в существовании этих областей связана, на наш взгляд, с их общей особенностью — приграничным положением с Россией. Более высокий процент у Черниговской области может зависеть от её историко-культурного (город Чернигов — древний культурный центр Украины) и важного народно-хозяйственного значения (главная "картофельная" область Украины).
Ивано-Франковскую область при опросе смогли вспомнить 51% респондентов. Довольно высокое значение этой области связано, скорее всего, с наличием в ней большого (хоть и не такого как в Львовской) влияния украинских националистических идей. Какое-то влияние оказывает и само название области: необычное сочетание двух слов (Ивано-Франковск) хорошо врезается в память. В знании Полтавской области (49%) главную роль играет её историческое значение — место проведения Полтавской битвы. Житомирскую область вспомнили 46% опрошенных. Закарпатская (42%) и Волынская (40%) имеют так же довольно сильный информационный сигнал благодаря особенностям физико-географического положения (Карпатские горы и Волынское полесье и связанные с ними туристско-рекреационные комплексы), своему приграничному положению со Словакией, Польшей и Белоруссией, и историко-культурному значению (Галицко-Волынское княжество, древний Ужгород, Закарпатская республика).
Винницкая (37%), Черкасская (32%), Кировоградская (31%) и Ровненская (30%) области отличаются отдаленным расположением от места проведения опроса и обладают слабым информационным полем; как результат — их малая известность у жителей Симферополя.
Ещё меньшее число респондентов смогли назвать Тернопольскую и Черновицкую области. И если о существовании первой вспомнили 22% опрашиваемых, то о второй, находящейся "на задворках" Украины, — лишь 9%.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что для населения г. Симферополя (а в приближенном значении и всего Крыма) наиболее важное значение играют Киевская и Львовская области Украины. Эти области обладают повышенным информационным сигналом, образующимся, главным образом, за счет их крупнейшего политического значения в жизни Украины. Наименьший интерес для Крыма представляет Черновицкая область — вследствие своей удаленности от полуострова, незначительным во всеукраинском значении народным хозяйством, исторической и политической жизнью. Поэтому, сам факт её существования для многих симферопольцев остается неизвестным.
В процессе проводимого исследования ряд респондентов, показывая свою географическую неосведомленность, не только всячески коверкали названия областей, но и придумывали новые. Так, среди ответов неоднократно встречалось упоминание о Карпатской и Прикарпатской, Приднепровской, Криворожской, Донбасской, Ужгородской, Кременчугской, Мариупольской, Ковельской и Луцкой областях. Называли и Днепровскую, Мелитопольскую, Никопольскую, Кривоградскую, Кировскую и Кременчугскую области. В ответах фигурировали даже такие названия: Галицкая, Каневская, Вильнецкая, Подольская, Франковская, Чернобыльская и, почему-то, Волгоградская область.
Мысленные представления симферопольцев об административно-территориальном устройстве АРК так же отличаются рядом отличительных особенностей.
Наиболее сильно в географических представлениях жителей г. Симферополя выделяются Симферопольский (100%), Бахчисарайский (67%), Джанкойский (66%) и Белогорский (61%) районы. Бахчисарайский и Белогорский районы окаймляют Симферопольский район с востока и запада и, по сравнению с остальными граничащими с ним территориями, имеют наибольшую площадь соприкосновения границ. Через них Симферополь соединяется с крупными городами полуострова — Севастополем, Феодосией и Керчью. Бахчисарайский район обладает мощным историко-культурным и ландшафтным потенциалом, что обеспечивает его большую известность по сравнению с остальными районами Крыма. На втором месте для жителей Крыма по значению стоит Джанкойский район. Большая сила его информационного сигнала связана со значением района как крупного с/х центра и северного форпоста Крымского полуострова, откуда открывается главный путь на материк — в Украину и в Россию.
Значительное количество респондентов вспомнило и о существовании Сакского района (57%), который помимо общей границы с Симферопольским районом имеет значение как крупный рекреационный регион с городами-курортами Евпатория и Саки. Земли, принадлежащие Севастопольскому (52%), Ялтинскому (53%) и Феодосийскому (50%) горсоветам, как крупные историко-культурные центры также часто фигурируют в ответах респондентов.
Немного меньшее количество опрашиваемых назвали Алуштинский (49%) и Керченский (47%) горсоветы, что связано с меньшим рекреационным значением первого и удаленностью от Симферополя второго. Крупнейший центр крымской химической промышленности, единственная сухопутная связь Крыма с остальным миром, центр многих исторических событий — Красноперекопский район, несмотря на свою удаленность от места проведения опроса, занимает не последнее место в территориальных знаниях симферопольцев; о его существовании вспомнили 45% опрошенных. Ничем особо не выделяющийся аграрный Красногвардейский район, тем не менее, знают 43% симферопольцев, благодаря его соседству с Симферопольским районом и транзитному расположению на основном пути из Крыма.
Самый протяженный с запада на восток, занимающий почти весь Керченский полуостров, Ленинский район, главным образом благодаря его физико-географическому положению, знают 35% респондентов. Чуть меньше — 32% опрошенных смогли назвать Судакский горсовет. Это связано с тем, что большинство симферопольцев не ассоциируют его с отдельной физико-географической единицей и подчиняют Феодосийскому горсовету.
Раздольненский, Черноморский и Нижнегорский районы смогли назвать, соответственно, 32%, 31% и 28% опрошенных жителей Симферополя. Небольшой процент знания симферопольцами этих районов связан с их удаленностью от республиканского центра и слабым информационным сигналом: эти исконно аграрные районы не выделяются ни в культурном, ни в историческом, ни в рекреационном плане.
Эти же причины влияют и на низкое знание соседствующих Кировского и Советского районов, на которые указали по 19% симферопольцев. Ещё меньшее количество респондентов — всего 17% помнят о существовании на карте Крыма наименее благоприятно расположенного в географическом плане Первомайского района.
Не обошлось без курьезов и при выявлении знаний жителями Симферополя административного устройства АРК. Так, 13% из опрошенных путают название Красногвардейского района с несуществующим Гвардейским, часто встречалось упоминание Армянского, Октябрьского и Зуйского районов. Некоторые симферопольцы считали, что существуют Николаевский, Алупкинский, Старокрымский, Новоалексеевский, Верхнесадовский и Сивашский район. И особо следует отметить такие названия административных районов как ЮБК и Белогвардейский.
Посмотрев на ментальную карту административно-территориального устройства АРК можно сделать следующие выводы: для жителей Симферополя наиболее значимы соседние Бахчисарайский и Белогорский районы, а так же, расположенный на выезде из Крыма, Джанкойский район. Наименьшее значение для г. Симферополя имеет Первомайский район, в чем причина его низкого информационного сигнала.
Построенные в результате работы ментальные карты наглядно показывают знания жителями г. Симферополя административно-территориального устройства Украины и Республики Крым. При их анализе можно выявить множество особенностей мысленных географических представлений симферопольцев о политической карте изучаемого региона и, что наиболее важно, заполнить пробелы географического образования в школе. Но это уже дело специалистов в области психологической географии.
В перспективе представила бы значительный интерес аналогичная работа, проведенная во всех областях Украины с целью построения мысленной карты административно-территориального устройства государства, как по представлениям жителей отдельных областей, так и по представлениям всего населения Украины.

Литература

1. Голд Дж. Психология и география. Основы поведенческой географии. — М.: Прогресс, — 1990.
2. Замятин Д. Н. Что можно прочесть по ментальным картам? // География. Еженедельное приложение к газете "Первое сентября". №33, — 1999.
3. Пацион М. Информативность и морфология когнитивных ("ментальных") карт // Картография. Вып. 1 Зарубежные концепции и направления исследований. Сборник переводных статей. — М.: Прогресс, — 1983.
4. Пермская земля: где она? Ментальные карты в работе пермских учителей. // География. Еженедельное приложение к газете "Первое сентября". №33, — 1999.
5. Семенов Тян-Шанский В. П. Район и страна. — М.-Л., — 1928.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *