Храмы Качинской долины.

И. Коваленко, "Таврические ведомости"

Спокойно и неторопливо несет свои воды река Кача через горные массивы Крымского Предгорья. Вся ее пойма занята фруктовыми садами, по обеим сторонам реки, между белыми мергелистыми склонами эрозионных гор-останцев приютились домики сел Верхоречненского сельсовета: Предущельное, Баштановку, Машино, Кудрино, Верхоречье и Синапное. В советское время эти села входили в состав богатого садоводческого совхоза "Долинный", где выращивали табак, фрукты, овощи. Сейчас совхоз не действует, люди, как и везде, остались за бортом благополучной жизни.


Но не всегда так было. Не скованная плотиной Загорского водохранилища, с берегами не лишенными древесного покрова, Кача слыла бурной и суровой рекой. В ее водах водилась крупная рыба, по склонам долины бродили медведи, волки и кабаны, а по низменному правому берегу пролегал один из главнейших торговых путей средневековой Таврики: мимо Тепе-Кермена через перевал Кебит-богаз к южнобережным поселениям Алустон и Кастель. А позже, в 15 веке, по долине проходила граница между двумя крупными государственными образованиями: христианским княжеством Феодоро и мусульманским Крымским ханством. Многое изменилось с тех пор, но остались до сих пор на качинской земле следы гордого феодористского народа. Это — средневековые православные храмы.
Первый храм находится на северной окраине села Кудрино (б. Шурю), буквально в сотне метров в сторону от современного шоссе Бахчисарай — Синапное. Чтобы осмотреть развалины храма, нужно пройти по тихому сельскому переулку до старой кладбищенской ограды с металлическими воротами. Осторожно приоткройте створку ворот, — и вы среди древнего христианского кладбища (здесь более 40 памятников разнообразных форм), в центре которого видны поросшие сорной травой стены церкви. Не нарушая тишину, осторожно подойдите к храму, перекрестясь зайдите внутрь и осмотритесь. Ваше внимание сразу же привлекут многочисленные, процарапанные на известняковых стенах граффити. Здесь и кресты, и всевозможные, не поддающиеся расшифровке, монограммы, и надписи на греческом языке, и цифры. Изучением христианских надписей Крыма, в том числе и надписей в храме деревни Шурю, подробно занимался известный краевед и историк конца 19 — начала 20 столетия В. В. Латышев, который считал, что все эти надписи не что иное, как: "записи досужих посетителей церкви или богомольцев, подобные тем, которые и в настоящее время имеются во всех более или менее достопримечательных местностях, посещаемых туристами".
Большинство надписей относится ко второй половине 17 и началу 18 века, но одна, в южной стене церкви, более молодая и гласит: "Возобновлен храм Божий архангела Михаила и Гавриила лета 7102, месяца августа". 7102 год — это 1594 год от Рождества Христова, конец 16 века. А именно в 16 веке, судя по грамоте русского царя Бориса, Московское государство оказывало материальную помощь некоторым крымским православным храмам, в том числе храму архангела Михаила и Гавриила. Значит, и был "возобновлен храм Божий" на московские денежки. Добрая российская традиция помогать соотечественникам за рубежом идет еще с тех давних времен.
Намного лучше сохранился другой храм, расположенный в ныне безлюдной местности, за с. Синапным, там, где раньше было селение Авджикой. На залесенном холме, подножье которого огибает один из притоков Качи, стоит греческая церковь Пресвятой Богородицы. Вход с двух сторон украшен резным узором, а над входом высечен крест и греческая надпись: "Омой прегрешения, не только лицо". По бокам от дверного проема так же прослеживается надпись: "Иоанн Пузакидис", видимо человек, чьими стараниями была перестроена старая церковь. Ее довольно хорошая сохранность (целы не только стены и крыша, пол, но и железные прутья на окнах), привлекла внимание советских военных, которые после войны устроили в храме Божьем казарму. После того, как солдатам дважды в ночи явилось видение сияющей в лучах света Богородицы, храм освятила одна из местных жительниц, а незваные постояльцы в страхе переехали в Бахчисарай.
Но наиболее интересен храм св. Иоанна Предтечи на кладбище села Верхоречье (б. Бия-Сала). Седая древность Бия-Салы видна сразу с автобусной остановки. Здесь, на восточной окраине села, на безлесном холме разбросаны могильные плиты наиболее сохранившегося и одного из самых больших средневековых кладбищ в горном Крыму. Кладбище захватывает всю вершину и верхнюю часть холма, могилы ориентированы точно с запада на восток, — все это представляет собой трепетное и в то же время величественное зрелище.
Наиболее ранние по возрасту могилы представлены массивными четырехугольными известняковыми плитами и относятся к IX — X векам. Второй тип памятников представлен "двурогими" и "однорогими" гробовидными камнями, поставленными на двух и трех плоских камнях, образующих пьедестал со ступеньками. Наиболее поздний тип гробниц, относящийся к XIV — XV веку, представлен плоскими, широкими камнями, украшенными изящной резьбой и врезанными стоймя в лежачие плиты. Все эти гробницы тяготеют к развалинам древней греческой церкви, до XIV — XV вв. стоявшей здесь же на холме. Церковь была разобрана и перенесена на северо-западную окраину села, где сейчас находится современное кладбище.
В самом начале современного кладбища стоит алтарная абсида храма св. Иоанна Предтечи. Глубокая полукруглая ниша — это все, что осталось от великолепного храма, построенного в XIV веке местным христианским населением. В 1587 году храм был впервые отреставрирован (примерно тогда же когда и церковь в Кудрино), о чем говорит надпись, приводимая академиком Кеппеном, побывавшим в Бия-Салах в 1833 году: "Воздвигнут от основания и покрыт святый и чтимый храм честнейшего и славнейшего пророка, предтечи и крестителя Иоанна, смиренною рукою Константия, архиерея и настоятеля Готии, старанием, помощью и иждивением господина Бината Темирского, на память его и его родителей, лета 7096, в ноябре месяце". К сороковым годам XIX века церковь вновь была отремонтирована силами одного из жителей села, о чем говорит надпись на известняковой плите, бережно хранимой до настоящего времени в алтарной абсиде храма: "Сооружен своими трудами поселянином Карпом Яковлевым сыном Савельевым и женою его Еленою 1849 года марта 1 дня".
Во времена советской власти храм был закрыт, но нетронут, так как местные жители почитали свою святыню и не давали её на разрушение. Беда пришла во время войны, когда убегавшие в страхе от русского оружия фашисты сожгли село, а вместе с ним и церковь. Церковную утварь и иконы немцы вывезли с собой в Германию. Лишенный кровли, обгорелый храм стоял еще лет 40 назад, пока его не решено было разрушить и пустить на строительные нужды. Слава Богу, храм полностью не разрушили; оставили алтарную абсиду. По словам местных жителей, разрушителей сельской святыни вскоре после их греховного поступка настигла Божья кара: один захлебнулся в болотце, другой умер в пьяном угаре. Права истина: "воздастся тебе по делам твоим":
Церковь Бия-Салы замечательна не только своей древностью, но и еще по двум причинам. Во-первых, она обладает архитектурной особенностью, не встречаемой ни в одной церкви Крыма — угловатой формой алтаря, вместо круглой, что особенно хорошо заметно с внешней, восточной, стороны храма. Во-вторых, храм имел уникальную фреску, изображающую сюжет "поклонения жертве", редко встречающийся в стенописи средневековых храмов, а в Крыму единственный. Фреска имела два яруса: верхний, где на лазурном фоне был изображен так называемый деисус: поясные изображения Христа, девы Марии и Иоанна Крестителя, и нижний, где был представлен сюжет "поклонения жертвы". Сюжет представлял собой изображение младенца-Христа, лежащего на большом круглом жертвенном блюде, с обеих сторон которого стояли в полный рост по три святителя, а у самых краев оконного проема — два ангела с опахалами-рипидами. Стараниями известного крымчанина, подвижника археологической науки, О. И. Домбровского эта уникальная фреска была спасена от неминуемого разрушения: ныне, вымытая от вековой пыли, закрепленная клеем, она хранится в Бахчисарайском музее. Идея восстановить, скопировать фреску на свежую штукатурку алтарной абсиды была заявлена еще в 70-х гг. прошлого столетия. Но тогда нашлись заботы поважней, а учитывая современное состояние науки, в ближайшее время сбыться этому благому помыслу не суждено.
В настоящее время остатки храма имеют вполне благонадежный вид: абсида всегда ухожена, побелена, в алтарной нише стоит икона, цветы, другие незатейливые атрибуты богослужения. Но в этом нет заслуги ни Епархии, ни государства (храм числится в реестре охраняемых памятников истории и культуры). С трогательной, искренней любовью за сельской святыней ухаживает местная жительница — Анна Федоровна Платохина. Анна Федоровна неоднократно обращалась в официальные церковные инстанции с просьбой помочь в благоустройстве уникального храма, его реставрации. Но: Говоря бессмертными словами, "воз и ныне там".
С каждым месяцем разрастается роскошным убранством Свято-Успенский монастырь, вот-вот начнутся работы по строительству собора св. Александра Невского в Симферополе. Грандиозные проекты, не менее грандиозные задачи:
А где-то на окраине православной земли (южнее Верхоречья только горы, затем узкая полоска ЮБК и все — граница христианского мира!) уже 6 веков стоит святой храм, хранимый, помимо Господа Бога, разве что местным населением. Он дважды разрушался, дважды восстанавливался. Бог, как известно, троицу любит. И именно сейчас настала пора восстановить храм в третий раз, чтобы стоял он здесь, на южных рубежах православия, как верный и добрый страж крымской земли. Чтобы стоял он и обогревал своим светом всех страждущих людей, дарил им любовь и доброту. А это, надо сказать, не так уж и мало:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *