ЮНЫЙ ХРАНИТЕЛЬ ДРЕВНЕГО МОНАСТЫРЯ

И. Коваленко, "Русский мир"

Верховья реки Качи — одно из самых интересных мест Крыма. Зажатая между двумя скальными обрывами дорога выскакивает из села Предущельное и выносит вас в широкую долину. Каждый метр ее наполнен природными чудесами и историческими памятниками, будоражащими умы многих поколений крымчан. Но самый загадочный памятник здесь — древний монастырь Качи-Кальон.

ДРЕВНИЙ МОНАСТЫРЬ
Громада скалы Качи-Кальона нависает над дорогой, темными глазницами искусственных пещер глядя на изредка пробегающие по ней автомобили. Машин, как и людей, здесь не много. Дорога тупиковая и дальше села Синапное проехать практически невозможно. Это место всегда находилось немного в стороне от шумных путей. И может, именно благодаря этой отдаленности от мирской суеты, много столетий назад здесь поселились монахи. Это были пришлые люди, не крымчане. Они приплыли из центра Византийской империи, где в VIII веке проводилась государственная политика борьбы с монастырями. Крымский полуостров был окраиной великой империи и широко открывал свои просторы для всех беглецов. Скрытость от чужих глаз, близость реки и плодородие долины поставили точку в выборе места для нового монастыря. Монахи вырубили в мягкой известняковой скале несколько церквей, соорудили хозяйственные и жилые помещения. Скорее всего, здесь жили не только духовные люди, рядом было и крестьянское поселение, жители которого обслуживали обитель монахов.
Главным культовым объектом монастыря и центром православной жизни окрестных сел был небольшой родничок, сочившийся из скалы в самом большом гроте Качи-Кальона. Родничок этот местные жители почитали с древнейших времен. Старики говорили, что когда-то в этих скалах было языческое капище неизвестного бога. Свято место пусто не бывает, и вот уже у вновь прибывших монахов источник получает имя святой Анастасии Узорешительницы. Выход источника отделан в форме небольшого округлого колодца. Раньше колодец был обложен камнями, а над источником находилась "крыша на железных столбах". Рядом стояла "убогая хижина, в которой помещается полусломанная кровать для женщин, разрешающихся от бремени". Таким его могли видеть путешественники конца 19 века, судя по описанию Качи-Кальона в путеводителе Г. Москвича. Позади источника, в скале вырублен рельефный христианский крест и три ниши для икон, в которых стояли иконы Богоматери, св. Анастасии и евангелиста Матвея. Об этом источнике упоминает в 1837 году в своем "Крымском сборнике" Петр Кеппен. Он пишет, что в самом большом гроте Качи-Кальена существует "достопримечательный источник, обращенный в колодезь и называемый колодезем св. Анастасии или просто Святою водою". Евгений Марков, путешествовавший по Крыму в конце 19 века, вспоминал, что источник был "обделан в каменный бассейнчик, под которым лежит старая полуистертая икона и видны следы копоти и восковых свечей".

В нескольких метрах от источника старое дерево черешни. Чудом попала сюда косточка черешни, чудом из него выросло и сумело выжить в таких неподходящих для жизни условиях это дерево. По словам местных жителей, черешня из Качи-Кальена никогда не плодоносит. Даже если на ней появляются зеленые ягоды, то они не созревают. Такое явление люди объясняют тем, что черешня подобна некогда жившим тут монашкам. Как и они, дерево ведет аскетический образ жизни и не может иметь потомства:
Интересна форма черешни: дерево как будто преклонило свой ствол у священного источника и напоминает молящегося человека. Такая оригинальная "коленопреклоненная" форма древесного ствола могла быть создана искусственно много лет назад монахами для оказания большего эффекта на верующих паломников. Можно с уверенностью говорить о 150-летнем возрасте черешни, т.к. в краеведческой литературе конца 19 века уже встречается упоминание об этом дереве, но оно ошибочно принимается за "жалкое деревце черемухи, обвешанное пестрыми лоскутками".
В средние века рядом с источником строится церковь св. Анастасии, которая, кстати, была хорошо известна и за пределами Крыма. Так, в грамоте царя Бориса Годунова, упоминается денежная помощь Москвы этой маленькой крымской церкви. В Крыму менялись народы и государства, но церковь св. Анастасии оставалась. Жизнь затихла здесь в 1778, когда местное православное население указом Екатерины II было выселено за пределы Крыма. В 19 веке у уступа скалы была построена церковь, которая находилась в ведении Бахчисарайского Свято-Успенского монастыря. В 1851 году церковь была освящена во имя св. Анастасии. Рядом с ней была построена и в 1888 году освящена во имя святой мученицы Софии и ее дочерей Веры, Надежды и Любови еще одна церковь. Эти две церкви послужили основанием для открытия в начале 20 века мужского монастыря — Анастасиевской киновии, которая просуществовала до 1932 года.

ХРАНИТЕЛЬ
Найти дом, где живет Виталик Евтушенко, нам не составило особого труда. Почему-то наша машина остановилась именно у этого низенького домика, в уютном дворике которого хлопотала по хозяйству миловидная женщина. На нашу просьбу подсказать, где живет семья Евтушенко, женщина ответила, что как раз здесь, а она — мама Виталия. Вскоре появился и сам мальчик. Живые блестящие глаза, кучерявые чернявые волосы. С виду обычный подросток. Но есть то, что отличает его от остальных сверстников. Он — хранитель древнего монастыря.
Два года назад, 12 летнему мальчишке приснился сон, в котором ему явился Иисус Христос. О чем они разговаривали, Виталий уже не помнит, но только после этого момента он открыто пустил в свое сердце веру в Бога. С тех пор начал ходить в церковь (ездил в Верхоречье, в Бахчисарай), отмечать все великие праздники, молится, стал интересоваться историей православия в его родной Качинской долине. Сидел в библиотеках, выискивал крупицы информации о своей маленькой родине, расспрашивал местных старожилов. Родные спокойно отнеслись к внезапному увлечению Виталия православием, хотя сами себя людьми набожными никогда не считали. "Уж лучше церковь, чем где-то без дела болтается",- говорит мама, Зинаида Леонтьевна.
С детства, как и все мальчишки из окрестных сел, Виталий любил гулять по древним гротам и развалинам Качи-Кальона. Да вот только остальные приходят сюда, чтоб поиграть и отдохнуть, а Виталий идет трудиться ради благого дела. "Я подумал, что нехорошо, когда святые места приходят в упадок, и решил ухаживать за святыней, за монастырем",- вспоминает мальчик. Почти каждые выходные идет он туда. Одевает белую рясу, выданную ему в Свято-Успенском монастыре, проходит все село и не спеша поднимается на скалу Качи-Кальена. Рядом с ним всегда бежит его верный друг — маленькая собачка Муся. Разве что она одна хорошо понимает своего хозяина. Сверстники относятся спокойно к таким "чудачествам" мальчишки, но никто еще ни разу не ходил с ним к древнему монастырю.

Виталик регулярно подметает в пещерных церквях, ставит там иконки (многие из них просто вырезки из журналов, но все они освящены), читает молитвы в помещениях старого монастыря. На пещерной церкви св. Софии поставил крест, вбил в землю таблички с названием храмов, дабы проходящие люди знали их истинное имя. Относится с трепетом к святому источнику, старается почистить его, а к корням старой черешни провел примитивный водоток от родника. Здесь он хозяин, древние стены и пещеры встречают его как старого друга и помощника.
Качи-Кальон — известный туристический объект и здесь нередко бывают приезжие люди. Они часто с удивлением смотрят на маленького мальчика, молящегося в древних церквях, иногда разговаривают с ним, бывает, что дают деньги на иконки и свечи. "Мне хочется, чтоб людям было приятно, чтоб они видели, что за святым местом кто-то присматривает и ухаживает", — объясняет свои дела Виталий.

Взрослые священники знают об этом мальчишке, знают о его любви к Качи-Кальону. Своими духовными наставниками Виталий считает настоятеля Свято-Успенского монастыря отца Силуана, отца Виктария, отца Сергия из Голубинки, отца Игоря из Верхоречья. Виталий уже твердо решил для себя, что после окончания школы будет поступать в семинарию и учиться на священника. "Стану дьяконом, а потом как Бог даст, может и епископом", — делится своими мечтами мальчишка, — "я хочу сделать так, чтобы церковь стала более доступна простым и небогатым людям". А пока он — простой паренек ни чем не выделяющийся в школе от сверстников. В школе старается себя вести, как говорит сам, "скромно, по мирскому". Учителя считают его обычным мальчиком. Как и многие ребята его возраста не любит математику и украинский язык, обожает биологию и историю. Зато дома — он другой. Здесь у него много дел: надо опять сходить на Качи-Кальон, надо дошить бисерный лик Христа, обновить домашние иконки.

Сейчас Виталий с нетерпением ждет великих Рождественских праздников. Ждет, чтобы сходить в церковь. Хочет взять с собой маму и хочет, чтобы как можно больше людей пошло в эти праздники в храм. Где-то наивно, но все же так искренне звучат его слова: "Если люди будут чаще ходить в церковь, то и добра будет больше". Дай-то Бог.

Спокойно течет речка Кача, отражая в своих водах суровые скалы Качи-Кальона, откуда с криком слетают столетние вороны. Осенний ветерок гонит по пустынной дороге остатки листвы с некогда знаменитых на весь Крым качинских садов. Не спеша, иногда теребя рукой за ушком у маленькой собачки, идет по асфальту паренек в рясе, глядя на темнеющие гроты древнего монастыря: