НЕОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮЖНОМУ БУГУ С ТОВАРИЩЕМ СТАЛИНЫМ

Алексей ВАСИЛЬЕВ,  «Крымское время»

  ЮЖНЫЕ  БУГАИ
Наш путь  пролегал  по  Южному  Бугу,  реке   полностью украинской. Можно сказать незалежной. Она на залежалась ни в России, ни еще где-нибудь, а  началась на Подольской возвышенности, чтобы влиться  в Черное море.  По ней, в сопровождении гидов Павла и Романа из киевской фирмы «Экстримтур»,  мы и  спускались на надувных катамаранах ( их  по-модному называют «рафтами»).
Если кто-то скажет, что Южный Буг река несерьезная, мол не Прут, не  Терек — то он не знает Южного Буга. В отличие от задумчивого Днестра ( его  корреспонденты «КВ» форсировали в прошлом году  см.№№ 2199, 2202)  Южный Буг норовист — плавное течение переходит в быстрину, а там только и жди, когда впереди, слева, справа по борту внезапно мелькнет, словно морда кашалота, большой, но не видный издали валун. Обогнув камень, тут  же попадаешь в лабиринт острых камней порога: их в одно мгновенье  надо обойти и постараться при этом не пропороть  рафт топляком .  Решение о маневре (левый греби, правый – табань!)  принимается за доли секунды, орущая команда рафтеров,  чудом избегая  переворота в холодную воду, мчится дальше, до следующего порога.
Но мы обошли все самые-самые крутые преграды.  Потому что мы – самые лучшие. Мы – южные бугаи!

 ВСТРЕЧА С ТОВ. СТАЛИНЫМ
На привалах, помимо красот природы нас, мокрых от брызг и слегка усталых, еще интересовали местные древности. Так, обойдя знаменитый Киевский порог и пройдя не менее сложный порог Печерский, сделали остановку у села Печера. И, такое совпадение, накануне храмового праздника поднялись на высокую гору с маяком для заблудших душ – златоглавым храмом (МП). Красавице-церкви исполнялось 242 года!
На других небольших остановках осматривали останки водяных мельниц, сложенных из местного гранита: только пустая коробка, да надписи на стенах… А самой главной детали – водного колеса – давным давно  нет. И только река, деловито, но напрасно, бурлит у стен заброшенной мельницы… 
Чуть ниже по течению — комплекс строений якобы «пана Потоцкого».  Когда местные экскурсоводы не знают происхождения тех или иных руин, они ссылаются на Потоцкого и редко ошибаются:  известному аристократу принадлежала немалая часть Малороссии.
Примечательно, что грандиозная, трехэтажная  мельница из комплекса (таки, Потоцкого) прекрасно работала и в годы Первой мировой, и во Вторую мировую, а  была раздербанена только в проклятое лихолетье перестройки… Осматривая объект наткнулись на дуло автомата.
…Улыбающийся боец, в форме советского солдата  времен Второй Мировой, с лихо скошеной набок пилоткой,  орденом Красной звезды, и медалью «За отвагу» на груди, с автоматом наперевес, посоветовал быть поосторожней – в этих краях завелись шпионы. Но они, обязательно будут уничтожены. СМЕРШ («СМЕРть Шпионам») работает!
На этот раз мы попали не в историю, а в кино. Снимали многосерийную картину «СМЕРШ». Режиссер, что твой комиссар, из аппарата товарища Абакумова весьма негативно встретил рафтеров. Ну прошлись мы по съемочной площадке, ну, чуть не сбили кинокамеру. Чего орать-то? Мэтр еще не знал, что возвращаясь в лагерь, туристы зашли в избу-декорацию и умыкнули из нее большой портрет Сталина.
…Отчалили спешно. С портретом вождя  плыть стало легче. Плыть стало веселее.   

ЮЖНЫЙ БУХ
Ранним утром мимо нашего палаточного лагеря  пастух гнал коров. У костра,  в предрассветной мгле он вдруг узрел отца народов. Сталин, склонившись над тетрадью,  думал о каждом из нас, сидя в сумрачном кремлевском кабинете. Ошарашенный пастух поздоровался с нами на чисто русском языке…
Привалы и ночевки заметно скрашивали  походную жизнь. Конечно бухали. Но, не пьянства ради, а дабы не замерзнуть. Обедали на воде, зато завтраки, и особенно ужины, были на сухом месте – обильные,  под аккомпанемент гитары. Конечно, в ход шли и домашние заготовки, привезенные с Большой Земли, но как вкусна была уха из карасей,  подаренных нам местным рыбаком! А каков оказался  картофель с жареными грибами-лисичками… Грибы также вполне добровольно передал нам встреченный  грибник. Впрочем, и тот и другой без благодарственной чарки от нас не ушли.
А вот живую утку пришлось купить. Торг состоялся  в селе Остапкивци.  Иван Коваленко, директор  турфирмы, человек отважного сердца  и чувствительной души, прижимал притихшую птицу  к груди… Стенька Разин с большей охотой  расстался с персидской княжной, чем Иван с обреченным селезнем…
Когда утиное мясо уже плавала в котле,  присутствие тов. Сталина вдохновило нас на создание революционной тройки. После  соответствующего расследования  по делу репрессированной утки признали, что казнь была совершена без надлежащего следствия и судебного решения. И утка была реабилитирована. Увы, посмертно .

В  МАГАЗИН,  ПО  УЛИЦЕ  ПУШКИНА                                               
На околице села  Перепеличье (возможно от слова «перепелись»?)  была последняя стоянка нашего пятидневного сплава. Главная улица села носила имя… Пушкина! Большая редкость для украинского села. Объяснение этому явлению простое – село основали русские староверы. Они же построили две церкви. Ныне обе разрушены и руины поросли деревами. Село обезлюдило. Осталось чуть более ста человек. Зато по пыльным грунтовым дорогам, лихо объезжая коровьи лепешки, выруливают джип-мицубиси и фольксваген — техника местных фермеров.

ВЕНЕЦИАНСКОЕ  ПРОЩАНИЕ
Конечно не Венеция, а Винница была перевальным, начальным и конечным пунктом нашего хождения (даже плавания!) в народ. Но слово Венеция показалась нам несколько романтичней.
…Винницу, прочли мы в одном из путеводителей, строили литовские князья, а крымские татары разрушали город четыре раза. Но до самозахватов как-то тогда не дошло. В Виннице, как обычно пишется, переплелось  прошлое с настоящим. Автоматы  продают сладкую  газированную воду. Не по три копейки, но по десять. А все равно – «ностальжи». В Виннице немало учебных и лечебных заведений. Среди последних, особой популярностью пользуется психиатрическая лечебница им. Ющенко. Доктор такой был. Надеюсь, вы так и подумали? Потрясла экскурсия в дом-музей другого доктора — великого русского хирурга Николай Ивановича Пирогова. Блин, были ж люди… Не о злате-сербре думали, а о здоровом счастье народном. В книге посетителей запись русской делегации из Донецка : «Спасибо работникам музея, что они, несмотря на национальность Пирогова, сохранили память о нем». Впрочем тема «русский-украинский», нет нет, да проскальзывает в Виннице. Так путеводитель по дому музею Пирогова на русском языке, стоит почти в два раза дороже, чем такой же на мове…
Отдельная тема — посещение гитлеровской ставки «Вервольф» под Винницей. Скажу сразу, что там, на руинах фашистского логовища мы и водрузили портрет товарища Сталина. Круг замкнулся. Победа осталась за нами.

…И уже позже, в поезде, кто-то отрезвев от пьянящего путешествия, заметил, что кража имущества в виде портрета генералиссимуса может расцениваться как мелкое хулиганство. А значит, если эта газета попадется на глаза режиссеру, нас ждет наказание. А мы готовы! Готовы отсидеть пятнадцать суток .  Только место, гражданин судья, позвольте выбрать самим. Например — в палатках. На берегу Южного Буга.