"Белый взрыв"

 

"Белый взрыв"

1969 год. Режиссер Станислав Говорухин

Фильм рассказывает о подвиге солдат – альпинистов, которые в горах Кавказа в 1942 году смогли спустить лавину на засевшего в ущелье врага, и, пожертвовав жизнью, спасли беженцев – беззащитных женщин и детей.

О крымских моментах съемок есть воспоминания на сайтах Ниже приведем выборку с этих страничек.

В фильме в эпизодической роли снялся Владимир Семенович Высоцкий. Фильм предполагалось снимать на Кавказе, но получилось так, что режиссёр картины С.Говорухин получил травму при аварии вертолёта. Чтобы не терять время, съёмки перенесли в Крым, где есть скалы, не требующие сложных подходов, но вполне отвечающие сценарным условиям. Съёмочная группа жила в Алуште. Высоцкий переживал тогда не лучшие дни. Разгромная кампания в прессе 1968 года сказалась, помимо всего прочего, и на заработках. Количество концертов упало чуть не до нуля: организации просто боялись приглашать к себе опального барда. По той же причине не поступало приглашений сниматься в кино. Видимо, Говорухин предложил ему эпизодическую роль капитана в «Белом взрыве», чтобы помочь заработать хоть какие-то деньги. Эпизод с участием Высоцкого снимался недалеко от Ангарского перевала. Судя по воспоминаниям консультанта картины и друга Высоцкого — Леонида Елисеева, съемки проходили правее от Ангарского перевала, под склонами горы Эльхк-кая (Кудрявая Марья). Скорее всего, съемки были на повороте туристкой тропы, идущей от Ангарского перевала к Демерджи, и лесной автодороги с Лаванды на яйлу. Пешеходные туристы хорошо знают это место, от него начинается подъем по дороге вдоль горы Пахкал-кая (Лысый Иван) в северной Демерджи, поляне МАН и т.д. – там еще напротив этого места стоит ствол старого бука, сожженного молнией.

Вспоминает Леонид Елисеев.

«С первых дней работа в Крыму вошла в норму. Скалы были обработаны и очищены от камней скалолазами, которые готовились здесь к первенству Союза. Работать оказалось намного легче и безопасней, чем на Кавказе, правда в некоторых случаях пропадало ощущение высоты и больших гор (панорамы и заднего плана). Но самое главное, мы не теряли времени, и отснятый метраж «наматывался ».

В один из дней совершенно неожиданно для меня в Алуште появились Володя Высоцкий и Марина Влади. Как выяснилось, они гостили на теплоходе «Грузия » у капитана, а потом решили заехать к нам. Мы были очень рады. Слава проявил большую заботу, чтобы как можно лучше их устроить. Моя встреча с ними произошла в гостинице (название не помню), куда я тут же приехал…

На завтра во второй половине дня мы вчетвером поехали на пляж недалеко от Алушты. Володя с Мариной сидели сзади. Володя сказал, что хочет молока. Остановились у лотка, и я взял две литровые бутылки. На пляже оказалось не так много купающихся. Володю и Марину никто не узнавал. Марина блистала фигурой, несмотря на то, что родила троих детей; на ней был модный розовый купальник. Володя меня тоже поразил: за полтора года, которые прошли со времени нашей последней встречи, он стал крепче и спортивнее в движениях. Без сомнения, тут не обошлось без занятий атлетической гимнастикой.

Купаясь, я наблюдал за реакцией окружающих нас мужчин. На Марине никто из них надолго свой взгляд не задерживал. Ее воспринимали как обычную красивую женщину — не как «сногсшибательную», «глаз не отвести». Выйдя из воды, я лег на теплый песок. Слава говорил о Володином эпизоде, а я думал о том, что если бы не Марина, то Володя снимался бы сейчас в «Белом взрыве» на главной роли… К тому же у меня перед глазами, как назло, стояла Маринина капроновая сумка типа авоськи, залатанная во многих местах, и эти латки почему-то раздражали меня.

На пляже никто есть не стал, даже Володя, хотевший молока, к нему не притронулся. И, что самое главное, отсутствовало радушие. Тут, в Крыму, на берегу моря, все происходило по-другому. «Пристегнутый» к Влади Володя не был тем рубахой-парнем с душой нараспашку, готовым первым оказаться там, где трудней и опасней, каким он был в горах. На пляже мы пробыли часа три…

Один из натурных объектов, где снимались эвакуация населения и медсанбат, располагался неподалеку от перевала, через который проходит дорога Алушта-Симферополь. Немного правее, перед началом скального пояса, находится дорога, ведущая от старого селения к фруктовым садам. Здесь решено было отснять эпизод на командном пункте батальона. Утро предвещало хороший день. Все участвующие в съемке были уже в пути. Мы вчетвером выехали немного позже. Слава, обернувшись к Марине, рассказывал о местах, которые мы проезжали. Дорогу к перевалу я знал хорошо и вел машину на приличной скорости, но потом уперся в грузовик. Он еле плелся, а на все время петлявшей дороге обходить его было опасно. Как только появился участок, где дорога просматривалась довольно далеко, а встречного транспорта не было, я быстро совершил обгон и перестроился в свой ряд. И в этот миг увидел, что, перекрывая мне дорогу, на шоссе из укрытия выскочил инспектор ГАИ с вытянутым вперед жезлом. Прижимаясь к правой обочине, торможу, и тут — удар, скрежет… И мы видим — сначала Марина, а потом и я, — как, сознательно задевая мою машину, сминая заднее крыло, уезжает обогнанный грузовик.

Инспектор с агрессивным видом взял права и документы на машину. Оправдываться не хотелось: я знал, что часть вины за аварию лежит на нем самом как создавшем аварийную ситуацию, к тому же был рад, что мы не свалились под откос. Володя и Слава, принимая вину на себя, объясняли, что мы опаздываем на съемку. Инспектор перебирал мои документы, а сам, слушая Володю, думал не о них. И тут Слава что-то сказал ему, показав на Марину, которая вместе со мной взволнованно прохаживалась у машины. Гаишник со стеснительной улыбкой долго смотрел на нее исподлобья, а потом, как бы колеблясь, но не сводя с Марины взгляда, протянул Славе документы. На прощанье Володя пожал инспектору руку, и тут Марина сказала мне: «Леня, разве можно ездить так на таком …» Мы сели в машину и с небольшим опозданием добрались до места съемок.

Пока готовили актеров, я немного отрихтовал крыло, а потом пришел на съемочную площадку. Меня поразило, как правдиво, легко, уверенно работал Высоцкий…. Слава снял два или три дубля, все они были удачными. На этом съемки закончились и начались сборы в обратный путь. Мне стало не по себе, когда Марина одна из первых вошла в киношный автобус, а следом, естественно, и Володя. Автобус тронулся, и я подумал, что это не он, а Марина увозит Высоцкого.

В Алушту мы возвращались вдвоем с Говорухиным. Видя мое настроение, Слава рассказал, что Марина недавно попала в довольно крупную автоаварию, а потом, после длительного молчания, смеясь, добавил: А знаешь, мы с тобой могли бы прогреметь на весь мир! Представляешь, газеты напечатали бы: «Вчера на горной дороге Алушта-Симферополь в автокатастрофе погибли звезда французского кино Марина Влади и известный певец-поэт Владимир Высоцкий, а также режиссер-постановщик Говорухин и консультант фильма Елисеев»! Вот так, в хорошем настроении оттого, что раньше времени не прогремели на весь мир, мы вернулись в Алушту, думая о том, где бы лучше пообедать. Выбор пал на ресторан около автовокзала.

…В Алуште Володя пробыл еще несколько дней и уехал, так и не взяв в руки гитару, не спев ни одной песни».

Интересно, ведь наверняка в Алуште живут люди, которые помнят приезд Высоцкого – тогда он был уже узнаваем и всенародно любим. Интересно было бы узнать в какой гостинице жил в Алуште Владимир Семенович. А может, жив и помнит свою встречу с актером на крымской дороги, тот самый инспектор ГАИ? Кстати, место под склонами «Кудрявой Марьи», где проходили съемки эпизода фильма «Белый взрыв» могут стать одним из моментов путевого экскурсионного рассказа крымских горных туристов. Авторы «Крымоведа» будут признательны за любую информацию о «крымских днях» Владимира Высоцкого.