НЕСКОЛЬКО МЫСЛЕЙ О ПРОБЛЕМАХ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ПРИРОДООХРАНЫ В УКРАИНЕ

И. Коваленко, «Гуманитарный экологический журнал»

В настоящее время в мировом экологическом движении сложилась ситуация, в которой уже просто невозможно не замечать важную роль культово-религиозных народных традиций в деле природоохраны. В последнее время среди отечественных деятелей природоохранного движения также начали разрабатываться вопросы охраны природных территорий с этических, эстетических, религиозных, культурологических и идеалистических позиций, введено понятие о религии природоохраны, о природных заповедных святынях и т.д.


За несколько последних лет был собран значительный фактический материал, подготовлены теоретические основы для сохранения и заповедования священных природных объектах. Каждый в своей области знаний и в своем географическом регионе продвинулся вперед по каким-то направлениям. Но в то же время каждый из нас все чаще сталкивается с различными вопросами и проблемами теоретического и практического плана. И это неудивительно. Так и должно быть, поскольку само понятие "религиозная природоохрана" и все, что с ним связано — это совершенно новое направление в постсоветской науке. А все новое никогда не бывает легким и простым. Любой новый путь состоит из бугров и ям. Дабы совместными усилиями преодолеть все преграды нашего пути, сравнять бугры и засыпать ямы мы и собрались на школу-семинар "Трибуна-8".

Много вопросов связано с проблемами методики выявления и охраны природных культовых объектов. Прежде всего, самым необходимым для нашей последующей плодотворной деятельности, является выделение отдельного и самостоятельного типа заповедных природных и природно-антропогенных объектов — культовых объектов. Ценность таких природных объектов заключается не только в их сугубо природном (ботаническом, геологическом, гидрологическом и др.) значении, но и в историческом, культурном, этнографическом, эстетическом плане. С учетом этого необходимо законодательное закрепление новой категории заповедных объектов и соответствующего режима охраны. Для культового природного объекта должен будет указываться тип происхождения. Например, "культовый (ботанический) памятник природы" для священного дерева или рощи, "культовый (гидрологический) памятник природы" для святой криницы, "культовый (геологический) памятник природы" для святой пещеры и т.д.
В таком случае сразу решится ряд проблем по выделения и обоснованию многих природно-исторических и эколого-культурных объектов. Так, очень сложно объяснить чиновнику природоохраной госструктуры зачем нужно заповедать родник, который ничем особым не выделяется, кроме того, что он почитаем у местного населения. Трудно доказать, зачем нужно охранять пещеру, где, по поверьям местных жителей, живет какое-либо божество, которому они поклоняются уже не одну сотню лет. Практически невозможно решить вопрос о придании заповедного статуса вековому дереву, растущему возле культового сооружения. На такие предложения в большинстве случаев можно увидеть чиновничью ухмылку, прочитать в его глазах вопрос о соответствии вашей душевной вменяемости или услышать вопрос: "А зачем охранять? Это дерево, что кто-то срубит? Этот родник что, кто-то закопает? Да их и так вон сколько по региону, ваших вековых деревьев, исторических пещер и родников!". Дальше этого сейчас дело, как правило, не идет. Хотя это зависит часто и от региона, и от самих местных природоохранных структур. Чиновники ведь тоже бывают разные:
Совсем по-другому посмотрит на ваше предложение по охране культового природного объекта этот человек, если в соответствующих законодательно-нормативных актах будет стоять юридическое подтверждение о правомочности существования культовых природных объектов. А также когда, например, в одной из областей, будет создан прецедент по созданию таких объектов и разработке соответствующих охранных положений, созданию эффективных методов охраны и использования таких культовых объектов. Необходимо, чтобы этот положительный опыт нашел свое отражение не только на страницах "Гуманитарного экологического журнала", но и в соответствующих методических рекомендациях Минэкоресурсов Украины.
Еще один вопрос, о котором необходимо подумать, это охрана мемориальных деревьев (посаженных в честь какого-либо известного человека, события, на могиле знаменитого человека и т.д.). Мемориальные деревья тоже можно отнести к разряду культовых, но не в религиозном понимании, а в духовном, историческом. Большинство таких деревьев не охраняются государством, хотя имеют почитание в народе. И что важно — почитаются часто независимо от религиозной и национальной принадлежности человека. Мемориальные деревья часто могут и не иметь значительного возраста (а именно почтенный возраст дерева часто становится главным аргументом в его охрану). Например, многие деревья связаны с жизнью и творчеством известнейших людей 20 века. Но ведь они иногда не имеют возраста даже и в 100 лет. И что, про них теперь просто забыть, пусть их вырубают? Разве можно, например, оставить без охраны дерево березы, росшее под окном у Сергея Есенина и подталкивающее поэта к рождению прекрасных стихов? А ведь этой березе чуть больше 100 лет, таких берез в округе тысячи. По стандартным характеристикам она никак "не тянет" на ботанический памятник природы. Но зато она является стопроцентным мемориальным деревом и может быть сохранена как культовый (ботанический) объект.
В Крыму, в Гурзуфе растет кипарис, который А.С. Пушкин называл "южным другом", с ним он каждое утро здоровался, к нему поэт мечтал вернуться после смерти. Хотя кипарис Пушкина растет на территории парка-памятника садово-паркового искусства "Гурзуфский", туристы безжалостно обдирают его крону на сувениры, под деревом даже нет никакой разъясняющей таблички. В научном обосновании на парк не говорится ни слова о связи дерева и великого поэта. Тем не менее, этот кипарис, которому более 200 лет, — настоящее мемориальное дерево, типичный культовый (ботанический) объект. Еще пример. На могиле И. К. Айвазовского в Феодосии росло дерево сосны, посаженное в память о великом художнике совсем недавно, лет 20-30 назад. Естественно, оно никак не охранялось. 30 декабря 2001 года сосна на могиле Айвазовского была срублена. А ведь это тоже было мемориальное дерево:
Сейчас в некоторых регионах Украины среди госструктур наблюдаются не вполне понятные для природоохранников тенденции. Так, в Республиканском комитете экологии и природных ресурсов АРК из уст некоторых ответственных работников выскальзывают речи о "ненужности" увеличения ПЗФ региона в количественном отношении. "Мы считаем, что совершенно нет необходимости брать под охрану точечные объекты — старые деревья, пещеры, тем более родники", — заявляют там. По словам одного из сотрудников комитета в недалеком будущем "необходимо пересмотреть реестр ПЗФ и исключить некоторые объекты". В этот перечень должны попасть все охраняемые мемориальные деревья Крыма (а их всего 3 экземпляра), а так же пещеры, связанные с культовой и хозяйственной деятельностью древних жителей Крыма (эпохи палеолита и неолита). При узаконенном существовании понятия культовый природный объект таким выпадам можно будет противостоять намного легче.
На территории многих культовых объектов природы (священные рощи, горы, урочища, острова и др.) существуют объекты истории и археологии. Многие святые водные источники (их каптажи) являются интересными историко-архитектурными объектами, многие священные пещеры являлись не только местом проведения древних культов, но и местом жительства людей, многие священные деревья благодаря своему значительному возрасту являются объектом исследования ботаников и т.д. Такие объекты представляют значительный интерес для ученых гидрогеологов, ботаников, историков, этнографов, археологов и др. Но и здесь существуют проблемы. Часто носители традиций не хотят видеть около своих природных объектов ученых. Но в тоже время без научного обоснования невозможно заповедание и охрана объекта. Научные исследования культовых природных объектов необходимы. Хорошо бы было, чтобы комплексными научными разработками занимались ученые из ряда этноса-носителя традиций. Например, у караимов научным консультантом Крымского караимского общества является караим доктор геолого-минералогических наук, Ю.А. Полканов, который кроме всего прочего занимается вопросами культовых природных объектов своего народа. К сожалению, в небольших по численности национальных общинах (но часто значительных по наличию природоохранных традиций) редко имеются свои специалисты.
Священные объекты природы, если они расположены в достаточно населенной и рекреационно освоенной местности (какой является большая часть Украины) при любом желании не смогут находиться в стороне от инфраструктуры туризма. Поскольку священные объекты природы интересны с разных точек зрения (природной, исторической, этнографической), они всегда будут привлекать туристов. Конечно, не все объекты расположены на многолюдных туристских тропах. Но священные украинские гаи все равно были и будут более посещаемы, чем марийские рощи, находящиеся в относительной дали от цивилизации. С этим необходимо смириться и постараться найти компромисс между рекреационным использованием объекта и его охраной. По территории священных объектов, входящих в туристскую зону региона (особенно это относится к крупным объектам — рощи, горы, урочища, острова, озера, пещеры) целесообразно организовывать культово-этнографические экскурсии, которые будут проводиться представителями народа-хранителя традиций. Экскурсоводы смогут выполнять также роль смотрителя и охранника, следить за чистотой на объекте и т.д. Такая экскурсия должна включать в себя как рассказ об объекте, так и проведение каких-то элементарных, разрешенных для непосвященного взгляда, проявлений культа, что поможет экскурсантам приобщиться к традициям народа и глубже понять весь смысл заповедования объекта. Наброски такого использования священного природного объекта имеются в Крыму, на территории караимской священной рощи Балта-Тиймэз, в с. Чернополье у священного греческого источника и в ряде других мест.
Возникают противоречия касательно вопроса популяризации в СМИ существования культовых природных объектов и связанных с ними традиций: Я согласен, что следует дозировать информацию о культово-природоохранных объектах в многотиражных СМИ. Это сможет в какой-то степени уберечь объекты и чувство народа от значительных посягательств со стороны туристов и просто любопытствующих. Кому действительно будет необходимо увидеть такие объекты — тот этого добьется и без рекламы. Единственное, что необходимо — это информирование населения непосредственно о работе природоохранных структур и национально-культурных обществ по конструктивным решениям данных вопросов. Но в отличие от частичного моратория на освещение проблемы в СМИ, необходима "научная популяризация", т.е. выпуск книг, брошюр, буклетов о природоохранных традициях и культовых природных объектах рассматриваемого региона. Выпуск такой литературы может осуществляться национально-культурными общественными организациями с привлечением специалистов-ученых в качестве авторов или консультантов. Информация к разглашению должна допускаться только с разрешения высшего национально-религиозного органа этноса-хранителя традиций (Совет старейшин и т.п.).
Поскольку масштабные работы по сбору информации о существовании культовых природных объектов и связанных с ними традициях, как в Украине, так и в других государствах СНГ еще сравнительно редки, необходима разработка методики сбора и обработки такой информации. Методика изучения культовых природных объектов на местности должна складываться из методик природного и культурно-этнографического характера.
Прежде всего, необходима тщательная обработка всех литературных источников по природной, историко-культурной, этнографической тематике о данном регионе, где могут содержаться сведения по культовому использованию объектов природы. Значительное внимание нужно уделять старой литературе (до первой половины 20 века). Параллельно необходима работа с местными краеведами, старожилами, культурно-религиозными национальными обществами по выявлению интересующих нас вопросов. Следующим важным этапом, который даст наибольшее количество новых культовых объектов природы, является экспедиционное исследование с выездом на местность. Здесь желательно посетить все населенные пункты (села, деревни, хутора) и вести расспрос жителей (в первую очередь старожилов, краеведов, учителей) на предмет существования в округе их места проживания почитаемых природных объектов и традиций их поклонения и охраны. Все выявленные литературным и экспедиционным методом объекты необходимо посетить с последующим нанесением их на карту, возможным описанием характеристик, фотодокументированием. После предварительного (рекогносцировочного) изучения необходимо привлечение специалистов-ученых для составления более детального отчета для каждого объекта. Конечно, желательно проведение такого серьезного научного описания сразу же в первый приезд на местность, но для этого необходимы или развернутые знания самого сборщика информации, или же наличие рядом всех необходимых специалистов (географа, ботаника, историка, этнографа), что зачастую очень затруднительно. Уже на основе собранного материала составляется научное обоснование для заповедования объекта.

Одними из первоочередных задач для всех приверженцев религиозной природоохраны на территории Украины и других государств СНГ, по нашему мнению, являются:
" активная работа, направленная на юридическое утверждение статуса культовый памятник природы, с принятием наиболее выдающихся объектов в состав ПЗФ региона. В идеале необходимо стремиться к заповеданию всех культовых объектов природы;
" выявление и полная инвентаризация всех священных объектов природы по каждому отдельному региону страны с составлением их научного описания в природно-историческом и эколого-культурном направлении;
" составление государственного кадастра культовых памятников природы. Такой кадастр должен включать в себя описание всех святых объектов природы (рощи, деревья, родники, колодцы, горы, скалы, камни, пещеры, озера, острова) для каждой административной единицы государства. Для начала можно собрать кадастр отдельных объектов, например вековых, священных и мемориальных деревьев региона, что станет отправной точкой для создания более значительного общего кадастра;
" вовлечение в процесс заповедования и охраны культовых объектов представителей местных общин, национальных обществ, религиозных организаций. Зачастую на местном уровне слово национального или духовного лидера намного весомее слова и бумажки чиновника.